Энциклопедия Мира (им. сэра Манги Мелифаро)
Advertisement

Book 45 SundukMertvetsa.jpg

Орден Семилистника

Кла́ри Ваджу́ра, бывший Старший Магистр Ордена Семилистника, долгое время был личным секретарем Нуфлина Мони Маха и даже неофициально считался его будущим преемником. Во всяком случае, одно время ходили слухи о соответствующем тайном завещании Нуфлина. Однако, как это часто бывает, любимец внезапно впал в немилость и был вынужден удалиться в изгнание. Интересно, впрочем, как он вообще остался жив: с впавшими в немилость Магистр Нуфлин обычно не церемонился. Тем не менее, Клари Ваджура уцелел.

О его возвращении в Ехо, службе секретарём у Великого Магистра Шурфа Лонли-Локли, невольном соучастии в посмертном преступлениии Нуфлина и героической смерти рассказано в книге "Сундук мертвеца".

Внешне Клари Ваджура производил впечатление совсем молодого человека, почти мальчишки. Загорелая физиономия подростка в обрамлении выбеленных солнцем кудрей, круглые глаза цвета зимнего моря и в довершение всех бед трогательные веснушки.

Оказалось, впрочем, что Клари Ваджура явился в Ехо не самолично, а в своём сновидении, и он, похоже, сам не знал, как это вышло. Говорил: «Просто в этом сновидении я могу делать все, что когда-то умел наяву; было бы не так, постарался бы сразу проснуться, сон о полной беспомощности — наихудшая разновидность кошмара».

Леди Сотофа говорит, Орден Семилистника был любовью его жизни. Даже не могущество, ради которого, по идее, и вступают в магические Ордена, а сама организация, ее структура, иерархия, ощущение единства и некоего общего для всех высшего смысла. 

По словам Великого Магистра Шурфа Лонли-Локли, Клари Ваджура — чрезвычайно могущественный человек. Возможно, вообще лучший за все время существования Ордена Семилистника. И очень опытный сновидец-практик. Он не мерцает, когда смотришь боковым зрением, может пользоваться Безмолвной речью и самопишущими табличками. Есть несколько дюжин причин, по которым для сновидца это невозможно, тем не менее, у него получается. Неудивительно, если учесть, что это его единственное занятие последние девяносто лет. Но Магистр Клари держит этот факт в тайне. Он считает, что чем больше народу уверено, будто он просто вернулся в Ехо после долгого отсутствия, тем легче ему будет непрерывно поддерживать себя в состоянии текущего сновидения.

На самом деле, от тела Клари довольно мало осталось. «Довольно мало» – это голова на сломанной шее, часть туловища с одной рукой и бесконечная воля к жизни. И, конечно, огромная сила, без нее он не прожил бы и минуты. Это последствия недостаточно тщательно продуманной встречи с безумными ветрами Пустой Земли Йохлимы. Не вполне обычные последствия: обычно ветры Пустой Земли Йохлимы раздирают свою жертву на мелкие клочья, а не на такие крупные куски.

Последние девяносто лет тело Клари спит в глубокой пещере в горах, на границе Умпона с Пустой Землей Йохлимой. За ним присматривает юный умпонский шаман, внук старого шамана, который когда-то нашел Клари, обнаружил, что тот еще дышит, хотел добить из милосердия, но не решился. И поневоле был вынужден организовать постоянный уход: глубокая пещера, обезболивающие благовония, вода и пища из мира духов, от обычных в таком состоянии никакого толку, а более тонкая материя умирающему в самый раз, насыщает, не понуждая искалеченные внутренние органы к убийственному для них труду. И внука своего обучил ухаживать за полумертвым незнакомцем на тот случай, если бедняга его переживет.

Так в итоге и вышло, воля к жизни у Клари невероятная. А для умпонцев это просто нормально. Никому из них в голову не пришло бы, что можно поступить как-то иначе. Они вообще крайне мягкосердечный и отзывчивый народ. Вероятно потому, что происходят от эхлов, покинувших Хонхону еще во времена Древней династии, а те безгранично добродушны от природы.

4e6f6e8343486dfa267be0af02bbec24.jpg

Удивительный тип этот Клари Ваджура. Развлекаться сновидениями в его положении, наверное, и правда единственный выход. Но из бесконечного множества разнообразных вариантов выбрать тот, где ты круглосуточно работаешь секретарем… Клари продержался гораздо дольше, чем сам рассчитывал. Говорит, потому, что у него была цель еще раз увидеть Иафах. А теперь он оказался в Иафахе, не целиком, но хотя бы сознанием. И постоянно при деле.  

Однажды Клари Ваджуре приснилось, что он навестил Магистра Нуфлина Мони Маха в Харумбе. Вот как он сам об этом рассказывает:

«Не могу с полной уверенностью сказать, был ли это один из тех снов, которые являются частью подлинных процессов бытия, или обычный морок: я осваивал искусство сновидения сам, без учителей, полагаясь на собственное чутье и смутные воспоминания о знаниях, когда-то более-менее случайно почерпнутых из книг. Поэтому признаков, позволяющих безошибочно различать сновидения, просто не знаю. Хотелось бы считать этот крайне тяжелый для меня сон обычной игрой спящего ума, но мои ощущения говорят об обратном. Я бы дорого дал за то, чтобы он не сохранился в моей памяти. И довольно много для этого сделал, но забыл едва ли половину. Подозреваю, самое несущественное. А остальное осталось со мной навсегда.

– Тяжелый, потому что когда-то вы с Нуфлином плохо расстались? – прямо спросил Макс.

– Плохо это еще мягко сказано, – усмехнулся он. И с обезоруживающей откровенностью признался: – Знали бы вы, как я хотел его убить! Но вместо этого просто сбежал, понимая, что для победы у меня недостаточно силы. Я был твердо намерен решить эту проблему в ближайшее время. Но как видите, не решил. И уже никогда не решу.

...

– Однако в том сне я на Магистра Нуфлина совсем не сердился, – продолжил Клари Ваджура. – Считал, что неразумно принимать близко к сердцу ссору, один участник которой мертв, а второй почти. Оба проиграли, нечего делить. А тяжело мне было по другой причине. Невыносимо видеть одного из самых могущественных колдунов нового времени, подлинного основателя нашего Ордена и своего учителя, в Харумбе, где скрываются от смерти простые, несведущие в магии люди. То есть думают, будто скрываются, сновидца не обманешь: я ясно видел, что они мертвецы, всего лишь длящие иллюзию жизни. Способность мыслить и чувствовать у них действительно осталось, но чудесной одухотворяющей силы, которая сама суть жизни, больше нет. Возможно, это действительно лучше, чем ничего, но для настоящего мага все-таки унизительно. Мне бы радоваться, что мой враг сам себя наказал по заслугам, но ощущение, что все окончательно пошло прахом в тот момент, когда я увидел то, что осталось от великого Нуфлина Мони Маха, гораздо сильнее торжества. Я, собственно, поэтому и приложил все усилия, чтобы вернуться в Ехо хотя бы на правах свидетеля. Решил, что должен своими глазами увидеть упадок или возрождение Ордена Семилистника. Узнать правду и перестать терзаться предположениями.»

Однако позже выяснилось, что Нуфлин даже в Харумбе не оставлял своих планов мести неугодным ему членам мятежных орденов. Без магии, одним только умением убеждать, используя приёмы речевой ритмики (что-то сродни гипнозу) он сумел заставить умирающего сновидца Клари Ваджуру наложить смертельное проклятие на нескольких своих бывших врагов, и при этом забыть самые главные обстоятельства встречи с ним самим. Заговор был раскрыт, но в результате заклятия умерло 15 человек.



В результате Макс помог Клари Ваджуре снять наложенные Нуфлином чары и осуществить свою мечту — стать одним из Ветров Пустой Земли Йохлимы. В конце книги этот ветер навещает Макса в Ехо.  

Advertisement