Энциклопедия Мира (им. сэра Манги Мелифаро)
Advertisement

Magiya Honhony.png

Когда пришло время, Великому Магистру Ордена Потаённой Травы Хонне пришлось стать Правдивым Пророком. Сам он рассказывает об этом так:

Зачем я затеял этот балаган с воодушевляющими пророчествами? Так вот, лично я ничего не затевал. Мне и без ярмарочных выступлений совсем неплохо жилось. Я не заскучал. Не истосковался по ученикам, как вы все наверняка решили. И так есть, чем заняться.

Хочешь верь, хочешь нет, а этот балаган затеял наш Мир. Взял меня за шиворот и погнал на ярмарочную площадь. Просто я оказался вполне подходящим инструментом, к тому же, достаточно чутким, чтобы не иметь возможности игнорировать явственно высказанное желание Мира: «Сейчас надо действовать так». Никогда не умел его не слышать. И Орден свой распустил ровно по той же причине: Мир захотел, чтобы не стало магических Орденов. Просто все остальные Великие Магистры оказались редкостными тупицами. Кроме меня и Мабы Калоха никто не почуял, как сменился ветер. А если и почуяли, то не так остро, чтобы это стало руководством к действию. Бедные дураки. Жить в Мире и не выполнять его явно высказанную волю, конечно, можно. Но недолго. И, как правило, довольно невесело. Такой судьбе не позавидуешь.

Что происходит с Миром сейчас? Чего он хочет? Изменений, чего же ещё! Мир всегда хочет от людей одного и того же — изменений. Но не каких попало, а подобных тем, что происходят в данный момент с ним. Вот как ты думаешь, почему начались Смутные Времена? Потому, что адепты магических Орденов не справились с силой, которая стала им доступна. Но не в одних Орденах дело.

Вообще все не справились. Большинство жителей Угуланда так и не научились соответствовать возможностям, которые открывает магия. Магия, даже самых низких, общедоступных ступеней — это же не просто инструмент исполнения собственных прихотей, а способ взаимодействовать со всем Миром сразу, как с близким другом. То есть, совместными усилиями делать всякие интересные вещи, осознавая, что сама возможность объединения гораздо важней для обеих сторон, чем любой результат.

Когда место, исполненное великой силы, оказывается населено по большей части простодушными корыстными существами, не способными заинтересоваться ничем, кроме своего корыта с похлёбкой и ещё пары соседских, которые неплохо бы прибрать к рукам, взрыв неизбежен. Потому что магия и примитивный прагматизм несовместимы. Это, знаешь, всё равно что привести в свой дом Короля и заставить его мыть полы. Какое-то время он, вероятно, будет выполнять требования — просто из любопытства, потому что никогда прежде ничем подобным не занимался. Но в какой-то момент скажет: «Хватит с меня!» — стукнет кулаком по столу и призовёт стражу.

Сейчас мы все стоим на пороге очень хороших времён. Мир, можно сказать, приходит в себя после долгой болезни — а как ещё назвать его сперва отсроченную, а потом и вовсе отменившуюся гибель? Он снова юн, как в первые дни творения, и не просто исполнен магии, но гораздо более щедр на неё, чем был прежде. Мне ли этого не знать. И это только начало. Всё, что у нас есть уже сегодня — это только начало.

Поэтому людям тоже надо меняться. И не как попало, а вместе с Миром, в котором они живут. Становиться по-детски готовыми к новым открытиям, сильными, щедрыми и достаточно храбрыми, чтобы принять все приготовленные для них подарки. Это вопрос не морали, как может показаться, но элементарного выживания в изменившейся среде. Как всем нам пришлось бы срочно учиться плавать и дышать под водой, если бы сушу собирался поглотить океан.

И мне пришлось стать… тем, кто разворачивает людей лицом к морю. Для начала, пусть вспомнят, что оно есть. А дальше — сами. Не так уж много надо, чтобы пойти в нужную сторону. Сойдёт любое напоминание о том, что такое настоящая жизнь — при условии, что адресата как следует проймёт. Но это, будем честны, не слишком сложно. Существование утомительно, зато жизнь бодрит и опьяняет — с первого же шага, совсем незначительного на сторонний взгляд.

Что за шаг следует сделать первым, люди сами себе подсказывают. Человек всегда знает, что ему по-настоящему нужно. Но так забавно устроен, что с места не сдвинется, пока кто-то другой не произнесёт инструкцию вслух. Даже опытным, вроде бы, колдунам вроде тебя и твоих коллег оказалось полезно услышать от постороннего беглого Магистра то, что вы давным-давно знали о себе сами, какой тогда спрос с остальных? Так что скитаться мне по ярмаркам ещё пару сотен лет, как минимум. Мир довольно велик. И народу полно.

Да не то чтобы я против. Когда заказчик — Мир, он расплачивается силой и радостью. К тому же, внезапно выяснилось, что мне нравятся мои клиенты. Этого я, положа руку на сердце, совершенно не ожидал. Прежде люди, не сформированные сколь-нибудь серьёзной магической традицией, представлялись мне существами скучными и бесполезными. Так и есть, но только до тех пор, пока не заглядываешь в самую их глубину. А там — свет и покой, и вечная буря, и ярость, и воля, и жажда, и смысл — всё, к чему мы привыкли, имея дело друг с другом и с самими собой. По большому счёту, вообще никакой разницы, а по малому — вывернуть бы всех наизнанку, сияющей глубиной наружу, то-то тогда заживём!

В общем, есть ради чего стараться. И я точно знаю: всё у нас на этот раз получится. Вернее, оно уже получилось, где-то там, в каком-нибудь далёком послезавтрашнем дне. Осталось только до него дожить. И задача вовсе не представляется мне непосильной, доживём, как миленькие, это я тебе как Правдивый Пророк говорю.

Advertisement