Энциклопедия Мира (им. сэра Манги Мелифаро)
Advertisement

Щель между Мирами - магический приём, которым Макс пользуется, чтобы добывать различные необходимые для жизни предметы из других миров. В основном, это отсутствующие в Мире Стержня сигареты, напитки (кофе, чай и пр.), еда, сигары для Бубуты Боха и другие полезные в хозяйстве мелочи.

Использование Щели между Мирами относится к области Истинной магии, которая, по утверждению Джуффина, работает везде, даже в других мирах. Как показала практика, из этого правила есть исключения. Напимер, Лабиринт Мёнина, Тихий Город и Мир Хомана (по крайней мере, поначалу, а позже Макс не пробовал). С другой стороны, в камере при кабинете Джуффина, защищённой от магии получше, чем камеры Холоми, Щель между Мирами работает.

Известны только три человека, умеющие пользоваться Щелью между Мирами:

  1. Великий Магистр Ордена Часов Попятного Времени Маба Калох
  2. Джуффин Халли, как выяснилось в книге "Ворона на мосту"
  3. Макс, которого этому научил сэр Маба.
  4. Махи Аинти, отставной шериф Кеттари и наставник Джуффина.

________________________________________________

Вот все случаи упоминания Щели между Мирами (до книги "Сундук мертвеца" вкл.).

Лабиринты Ехо. Чужак (Лабиринт). Жертвы обстоятельств[]

Book 01-07 Chuzhak.jpg

Первые советы Мабы[]

— Привет, ясновидец! — Голос Мабы Калоха я узнал сразу же. — Молодец, конечно, что меня обнаружил. Но впредь не выпендривайся, ясно? Все и так знают, что ты умный, а я люблю сохранять инкогнито.

— Простите меня, сэр Маба!

Спать-то я спал, но соображал неплохо, так что сразу понял, о чем шла речь.

— Ничего страшного не случилось, эти трое — тот еще народ… Они и без твоей выходки меня учуяли. Но на будущее учти: если хочешь со мной пообщаться — на то есть Безмолвная речь. А сообщать всем присутствующим: «Здесь сэр Маба Калох» — все-таки не стоит, ладно?

— Ладно, — буркнул я. Мне все еще было стыдно.

— Вот и славно. Раз уж меня занесло сюда лихим ветром, сделаю тебе подарок.

— Какой?

— Какой, какой… Хороший! Береги теперь свою подушку! Смотри, чтобы никто никогда не сдвигал ее с места.

— Почему?

— Потому что подушка такого великого героя может стать отличной затычкой в Щели между Мирами… Я понятно выражаюсь?

— Нет! — честно сказал я.

— Ох, Макс! И как бедняга Джуффин тебя чему-то учит, ума не приложу! Ладно… Помнишь, как я добывал из-под стола все эти дурацкие угощения?

— Да, — я расплылся в улыбке. — Хотите сказать, что я теперь тоже так смогу?

— Ну, положим, ТАК ты сможешь еще не скоро, но если хорошенько постараешься, может быть, сумеешь выцарапать из далеких Миров эти свои смешные курительные палочки, без которых тебе жизнь не мила. Попробуй, когда проснешься. А подушку прибей гвоздями к полу, мой тебе совет!

— Но что я должен делать?

— Сунуть руку под подушку. А потом все пойдет как по маслу. Только запасись терпением, парень. Поначалу это весьма продолжительная процедура. Сам увидишь!

_________________________________________________

Первые эксперименты с подушкой[]

Окончательно я проснулся около полудня. Солнце, очаровательно наглое, каким оно бывает только ранней весной, с любопытством выглядывало из-за занавесок. Я задумчиво посмотрел на крепко пришитую подушку: что за глупость?!. И тут же все вспомнил.

Угадайте с трех раз, что я сделал в первую очередь? Разумеется, тут же сунул руку в гипотетическую «Щель между Мирами» и замер в трепетном ожидании. Но ничего особенного не почувствовал.

Наверное, это выглядело очень глупо: голый человек на четвереньках, одна рука под подушкой, на лице — напряженное ожидание чуда… Хорошо, хоть окна закрыты шторами!

Примерно через четверть часа я начал думать, что сэр Маба Калох — не дурак пошутить. Милая шутка, маленькая, но изящная месть за мое давешнее «разоблачение»… Но ведь он сам говорил, что это «весьма продолжительная процедура», так что надежда, имеющая чудесное свойство умирать последней, все еще теплилась в одном из темных закоулков моего сердца — предположительно, в левом желудочке.

Прошло еще минут десять. Ноги затекли, несчастный локоть вопил о помиловании. У надежды начались предсмертные судороги. И тут я понял, что кисть моей правой руки больше не лежит на мягком ворсе под теплой подушкой. Она была… да нет же, ее не было вовсе! И в то же время я вполне мог пошевелить пальцами, только для этого требовались скорее волевые, чем мышечные усилия.

Я так испугался, что забыл обо всем на свете. Затекшие ноги, сведенные судорогой плечи — какие пустяки! Что случилось с моей бедной лапой, хотел бы я знать, дырку над всем в небе?! Не нужны мне эти дурацкие сигареты, буду курить глупый вонючий трубочный табак, только верните мою любимую руку!.. Хотя и сигарета мне сейчас тоже не помешала бы!

Я так рванулся назад, что потерял равновесие и шлепнулся на бок. Благо, хоть с четверенек падать невысоко! Я нервно рассмеялся. Моя рука снова была со мной. Более того, между средним и указательным пальцами она сжимала наполовину выкуренную горящую сигарету. Фильтр, красный от губной помады… Ага, значит, я ограбил какую-то барышню! Синие цифры 555 под фильтром… Грешные Магистры, да какое это имело значение! Я сделал затяжку, и голова пошла кругом.

Нужда сделала меня жутким скрягой: через несколько секунд я осторожно погасил сигарету и пошел умываться. Потом разогрел остатки вчерашней камры, сел в кресло и с нежностью раскурил измятый бычок. Дивное начало дня. Словно бы в сказку попал.

Стоит ли добавлять, что до заката я не вылезал из спальни. Каюсь, но даже желание увидеть Меламори не заставило меня отправиться в Дом у Моста раньше времени.

Первый опыт, оказывается, был самым успешным: при последующих попытках ждать мне приходилось еще дольше. Но теперь-то я знал, за что страдаю! К моменту ухода на службу у меня было четыре сигареты: три кем-то начатых и одна целая. Аккуратно упаковав свою добычу и спрятав сверток в карман Мантии Смерти, я отправился в Управление Полного Порядка. Со всеми этими запредельными экспериментами я даже забыл поесть.

_________________________________________________

Макс добывает сигареты[]

С момента нашего исторического визита в Иафах прошло дней десять. Однажды за час до заката сэр Кофа Йох прислал мне зов. Я как раз пытался выудить из Щели между Мирами шестой по счету окурок… Как правило, добыть до ухода на службу больше пяти сигарет мне удавалось редко, но я старался!

_________________________________________________

Джуффин смеётся[]

— Грешные Магистры, вы такой мудрый, а я такой дурак!.. Но знаете, я, пожалуй, оставлю за собой и дом на улице Старых Монеток. У меня там пришита подушка, затычка в «Щели между Мирами»

Джуффин начал смеяться. Да какое там, он ржал от души, как породистый жеребец, долго и заразительно. Я вопросительно уставился на него: с чего бы такое веселье?

— Все это ерунда, Макс! Маба просто пошутил. Он любит дурацкие шутки. Тебе не нужно было пришивать эту грешную подушку. Можешь взять ее с собой куда угодно и продолжать свои занятия с тем же успехом: тайна не под подушкой и не в самой подушке… Ох, Макс, какой же ты смешной!..

Лабиринты Ехо. Чужак (Лабиринт). Путешествие в Кеттари[]

Педагогическая система сэра Мабы Калоха[]

— Наконец-то! — с восторгом сказал я и полез в карман за свертком с окурками, которые благополучно продолжал извлекать из Щели между Мирами. То есть из-под собственной подушки.

Педагогическая система сэра Мабы Калоха такова: очень много маленьких пряников и ни одного кнута. Действует безотказно. Измученный отвратительным привкусом местного табака, я целыми днями таскал сигареты с недостижимой территории собственной родины, не слишком ломая голову, чтобы понять, как это у меня получается…

_________________________________________________

Подготовка к путешествию[]

На закате я пришел в Дом у Моста. Со мной была дорожная сумка, где поместились большая бутылка бальзама Кахара, ворох одежды (леди Мерилин понравилось ходить по магазинам) и моя зачарованная подушка, «затычка в Щели между Мирами» — по выражению сэра Мабы Калоха, величайшего из моих благодетелей. Что бы там ни случилось, а отправиться невесть куда без единственной чудесной возможности заполучить нормальную сигарету — это не по мне!

_________________________________________________

Не только сигареты[]

— Страсти какие! — вслух сказал я, усаживаясь поудобнее возле любимой подушки, которая по милости сэра Мабы Калоха уже давно перестала быть подушкой, ее здорово повысили в ранге, назначив на должность «затычки в Щели между Мирами», по собственному выражению этого не по годам эксцентричного «чернокнижника»… Я решительно засунул руку под подушку и приготовился терпеливо ждать свою добычу. Рука онемела почти сразу же. Я растерянно извлек ее на свет божий. Мне досталась целая коробка шоколадных конфет. Очень мило, конечно… Что это со мной случилось? Я пожал плечами и опять сунул руку под подушку. Скорость, с которой она снова «провалилась» в неизвестность, потрясала, а толку-то!.. Через полчаса я был счастливым владельцем нескольких пачек печенья, связки ключей, четырех серебряных ложечек и коробки гаванских сигар, курить которые в свое время так и не научился, поскольку хорошие сигары стоят целое состояние, а как следует разбогатеть мне удалось только в Ехо… Я изумленно уставился на эти сокровища. Черт, что происходит?! Раньше мне удавалось добывать только сигареты и меня это вполне устраивало… Не слишком соображая, что делаю, я решительно послал зов сэру Мабе Калоху.

«Что творится, сэр Маба? Вы же учили меня доставать сигареты, а не весь этот мусор!»

«А я тут при чем, Макс? Ты учишься чудесам совершенно самостоятельно. Теперь ты умеешь больше, чем раньше. Что в этом плохого?»

«Это прекрасно, — жалобно сказал я, — но местный табак такой противный…»

«Дело вкуса, конечно. Лично мне нравится… Ладно, подскажу. Не цепляйся за эту грешную подушку. Попробуй с другими предметами. Главное — не видеть, что происходит с твоей рукой, это только отвлекает… У тебя как раз выдалась свободная минутка, насколько я знаю, так что упражняйся. И не дергай меня больше по пустякам, ясно?» — Сэр Маба Калох решительно исчез из моего сознания…

_________________________________________________

Разборка трофеев по возвращении из Кеттари[]

Накормив своих зверюг, я принялся разбирать сумку. Ох, вряд ли кому-то удавалось возвращаться из далекой поездки в другой Мир с такой кучей абсолютно бесполезных вещей! Наряды и побрякушки леди Мерилин, бессмысленные вещицы, нечаянно извлеченные мной из «Щели между Мирами», в том числе коробка гаванских сигар. «Надо взять ее в Управление, — подумал я, — может, найдется любитель…» Одиннадцать карт Кеттари — я с удовольствием повесил бы их в гостиной, но сэр Джуффин строго-настрого предупредил, что эти сувениры должны быть надежно спрятаны от посторонних глаз… Так что карты Кеттари пришлось спрятать подальше.

Лабиринты Ехо. Волонтёры Вечности. Магахонские лисы[]

Book 08-11 VolonteryVechnosti.jpg

Бубута получает сигары[]

— Это и происшествием-то не назовешь, — смущенно продолжил Бубута. — Был у меня сослуживец, Шарци Нолла, отличный парень, настоящий великан: на голову выше меня, да и комплекция соответствующая. Однажды мы с ним получили День свободы от забот и отправились к его тетке. Мадам Каталла в то время держала отличный трактир, так что Шарци у нас был везунчиком: кормили его там на славу… Ну и мне досталось, раз уж я с ним пришел. И на радостях мы немного перебрали, одним словом, обожрались. Вернулись поутру в казарму, и Шарци засел в уборной. Опередил меня, засранец этакий… А у нас ведь как было? Жили в казарме, по четыре человека в одной спальне, и сортир, простите, один на всех… Терпел я, терпел… Полчаса, час, мерзавец не выходит! Потом говорил, что скрутило его, но я думаю, это он нарочно устроил… В общем, не утерпел я тогда!

На Мелифаро было страшно смотреть: бедняга побагровел от сдерживаемого хохота, я даже испугался: как бы его удар не хватил!</p>

— Вы не стесняйтесь, сэр Мелифаро! — сжалилась леди Улима. — Это действительно довольно смешная история.

— И вот тогда я решил, — торжественным тоном закончил Бубута, — решил, что если разбогатею, у меня в доме непременно будет дюжина этих чертовых сортиров!

Тут и я не выдержал. Мы с Мелифаро хохотали как сумасшедшие. Генеральская чета, тем не менее, взирала на нас весьма благосклонно. Вероятно, мы были далеко не первыми друзьями дома, ржущими над этой поучительной историей.

Обед подошел к концу. Я торжественно извлек из-под складок своей Мантии Смерти коробку гаванских сигар. Я обзавелся ими еще в Кеттари, совершенно непреднамеренно: случайно извлек эту роскошь из таинственной «щели между Мирами», откуда до тех пор таскал только сигареты. С того дня я никогда не знаю, что именно добуду из грешной «щели» в следующий раз. Впрочем, в моем «кулацком хозяйстве» всему находится применение… Ну, почти всему.

Сигары я, к величайшему своему позору, никогда не любил, вернее, не очень-то умел их курить. Мои коллеги в этом смысле оказались еще безнадежнее. На Бубуту была последняя надежда.

— Что это, сэр Макс? — с почтительным любопытством спросил Бубута.

— Это предназначено для курения, — объяснил я. — Мне недавно прислали из Кумона, столицы Куманского Халифата. У меня там, видите ли, родня…

_________________________________________________

Знакомство с Андэ Пу[]

— Он-то не разорится! — рассмеялся я. — Только ты вряд ли найдешь в этом доме что-то съедобное. Я уже нашел и съел все, что было.

Бедняга Андэ окончательно приуныл. Смотреть на него без слез было почти невозможно.

— Ладно уж, попробую еще поискать.

Я засунул руку под стол: неплохой повод лишний раз провернуть мне самому до сих пор непонятный фокус со «щелью между Мирами», или как она там называется по-научному — если вообще хоть как-то называется…

Толстяк Андэ оказался везучим парнем: на сей раз я выудил из-под стола не сломанный зонтик и не очередную бутылку минеральной воды, которые почему-то попадались мне особенно часто, а здоровенную сковородку, где еще шипела горячая яичница, посыпанная тертым сыром… Черт, такого я сам от себя не ожидал!

_________________________________________________

Отъезд в Магахонский лес[]

Через полчаса я бухнул полупустую дорожную сумку на заднее сидение амобилера. Мой багаж состоял из смены одежды и пачки сигарет. Драгоценная бутылочка с бальзамом Кахара покоилась в кармане лоохи, головную повязку Великого Магистра Ордена Потаенной Травы я на всякий случай сразу надел на шею: нет никаких гарантий, что перед сном я о нем вспомню, после такого-то денечка! Все остальное я намеревался поискать в щели между Мирами, если очень припечет. Надо же поддерживать форму!

Лабиринты Ехо. Волонтеры вечности. Корабль из Арвароха...[]

Макс снова добывает сигары для Бубуты[]

— Курительные бревнышки? — оживился Мелифаро.

— Это называется «сигары», — вздохнул я. — Сейчас попробую что-нибудь сделать.

Я засунул руку под стол, пытаясь найти «щель между Мирами», неиссякаемый источник экзотических лакомств и никуда не годного хлама. Почти сразу же моя рука онемела. Это свидетельствовало, что я еще не разучился делать свой коронный фокус.

Через несколько секунд я разочарованно швырнул в угол малиновый зонтик. Почему-то я чаще всего извлекаю из Щели между Мирами именно зонтики! Коллеги смотрели на меня как завороженные. Даже в глазах сэра Джуффина угадывался искренний интерес. Я вздохнул и попробовал снова.

Теперь я постарался сосредоточиться. Я думал о сигарах и о людях, которые курят сигары: о крупных пожилых мужчинах с седыми висками, развалившихся в кожаных креслах, свысока поглядывающих на мир с недосягаемой высоты своих чудовищных капиталов… Потом я отказался от этого классического образа и начал думать о членах совета директоров одной фирмы, где мне довелось в свое время подрабатывать. Я почти сразу увидел этих гладко выбритых пижонов, почти моих ровесников, в дорогих пиджаках, раскуривающих сигары в конце делового обеда, когда невозмутимый официант приносит крошечные чашечки с кофе и слегка подогретый коньяк в запотевших пузатых рюмках… В какой-то момент мне показалось, что я могу разглядеть едва заметные следы от юношеских угрей на одной из холеных щек, и удивился собственному злорадству, сопровождавшему это открытие…

— Эй, Макс, не стоит перегибать палку! Куда это ты собрался? — Сэр Джуффин потряс меня за плечо.

Он выглядел довольным, но немного озадаченным.

Я растерянно огляделся. Потом вынул онемевшую руку из-под стола. Деревянная коробка с сигарами грохнулась на пол.

— Суматра! — презрительно усмехнулся я, разглядывая этикетку. — Так и знал, что этим пижонам слабо разориться на настоящие гаванские сигары!

Я восторженно посмотрел на Джуффина.

— У меня получилось! Захотел добыть именно сигары, а не какой-нибудь очередной зонтик, и вот…

Лабиринты Ехо. Волонтеры вечности. (книга и повесть).[]

Что, некоторые чудеса вы творите машинально?[]

— Что, некоторые чудеса вы творите машинально? — спросил я, с удовольствием пробуя густой горячий напиток. — Леди Сотофа, я что-то не помню: а у вас здесь можно курить?

— Только табак из другого Мира! — строго сказала очаровательная старушка. — Табачный дым нашего Мира представляется мне совершенно невыносимым.

— Мне тоже, — согласился я, доставая из кармана Мантии Смерти пачку сигарет.

Мои кеттарийские запасы, щедрый подарок старого шерифа Махи Аинти, постепенно подходили к концу, но меня это больше не пугало: я успел хорошо усвоить уроки сэра Мабы Калоха, так что достать пачку сигарет из Щели между Мирами будет, пожалуй, не слишком сложно…

— Так какие тайны ты хотел у меня выведать? — спросила леди Сотофа, усаживаясь напротив.

— Ничего особенного, — смущенно улыбнулся я. — Вы, наверное, на смех меня поднимете!

— Ой, пусть это будет твое самое большое горе!

_________________________________________________

Как насчёт «святой воды»?[]

«Если со скульптурами ничего не выйдет, надо будет, что ли, порыться в Щели между Мирами. Вдруг добуду какое-нибудь дурацкое распятие, чем черт не шутит… — Лениво думал я. — А то, может, домой смотаться? Уж там-то этого добра больше, чем требуется… Зря я, что ли, учился шляться между Мирами? Целый год ведь угробил на эту запредельную науку! Должна же быть хоть какая-то общественная польза от моих грандиозных достижений на поприще Истинной магии…»

Лабиринты Ехо. Простые волшебные вещи. Тень Гугимагона.[]

Book 12-13 ProstyeVolshebnyeVeschi.jpg

Макс добывает книги для Шурфа[]

«Где ты застрял, парень?» — нетерпеливый Джуффин уже прислал мне зов.

«Я забыл взять книжку для сэра Шурфа. Теперь он снова попытается меня убить и на сей раз будет совершенно прав! Я вот думаю, может быть, мне быстренько смотаться обратно?»

«Как хочешь. Но тогда тебе придется остаться без своей порции камры».

«Это было бы обидно! Ладно, я сейчас».

К этому моменту у меня возникла неплохая идея. Я быстро засунул руку под сиденье амобилера, пытаясь проникнуть точнехонько в «щель между Мирами». В конце концов, мне представился отличный повод потренироваться — нельзя же терять форму!

Я вспомнил, как добывал из пустоты коробку сигар для генерала Бубуты. Тогда мне пришлось здорово напрячь воображение и представить себе предполагаемых обладателей этих сигар, кофейные чашечки в их руках и деревянную коробку с сигарами на столе. Сейчас я попробовал действовать по той же методике: постарался вообразить забитые книгами полки библиотеки. По какой-то нелепой ассоциации вспомнил роман Стивена Кинга «Полицейский из библиотеки» и усмехнулся про себя: «Да, пошарить именно в этой библиотеке — не самая лучшая идея, дорогуша!» Эти размышления не давали мне сконцентрироваться; тем не менее через несколько минут из онемевших пальцев выскользнула книга в бумажной обложке. Я поднял ее и прочитал название: «Наше время ушло». Автор некий Ингвар Стефсон. И имя автора, и название были мне абсолютно незнакомы. Ничего удивительного: хоть и был я в свое время запойным читателем, но прочитать абсолютно все, что ухитряются написать мои работоспособные соотечественники, просто не под силу человеку!

_________________________________________________

Джуффин издевается[]

Джуффин снял с головы тюрбан и с хитрой улыбкой провинциального фокусника извлек из него керамический кувшин — точно такие же подают в «Обжоре Бунбе».

— Думаю, глоточек камры тебе не помешает. Только не пытайся делать вид, будто ты не можешь пить ее без кружки! Мне лень добывать еще и посуду… Чего ты так на меня уставился, Макс? Неужели ты действительно думал, что никто в Мире, кроме нашего драгоценного Мабы Калоха и тебя, любимого, не умеет проделывать этот фокус?

— Да нет, — улыбнулся я. — В глубине души я уверен, что вы способны на все что угодно, и вообще вы — самый главный начальник всего происходящего… Просто смешно, что вы достали кувшин из тюрбана!

— Это еще что! Когда старый Махи Аинти учил меня манипуляциям со Щелью между Мирами, он довольно убедительно утверждал, что наилучшие результаты приносят поиски в собственной заднице, — хмыкнул Джуффин. — В то время меня весьма шокировали подобные заявления. Я даже подумывал было завязать с магией: грязное, дескать, это дело…

_________________________________________________

Шурф просит ещё книг из Щели между Мирами[]

— Пока ты едешь правильно, я скажу, когда надо будет повернуть… Макс, а ты можешь достать еще какие-нибудь книги из своего Мира? На мой вкус, они гораздо интереснее, чем кино.

— Только ни в коем случае не говори это Джуффину! — усмехнулся я. — В гневе он бывает просто ужасен… Ладно, я попробую добыть для тебя другие книги, Шурф. Не хочу давать никаких обещаний: никогда заранее не знаешь, как повернется. А вдруг от нас с тобой отвернется удача, и я буду извлекать из своей Щели между Мирами одни учебники по математике для второго класса?.. Хотя, кто тебя знает, может быть, тебе и они понравятся… Одним словом, нужно попробовать. И я это сделаю, как только немного приду в себя после давешнего приключения.

— Спасибо, Макс. Теперь поверни налево. Мой дом стоит на берегу Хурона… Печально, что ты там еще никогда не был. Я бы почел за честь оказать тебе гостеприимство. — Мой друг внезапно перешел на высокопарный слог светских бесед.

— Все мои дороги ведут в Дом у Моста, — вздохнул я. — Наверное, в этом все дело…

Лабиринты Ехо. Простые волшебные вещи. (книга и повесть).[]

Ещё книги для Шурфа[]

Здесь мне тоже пришлось изрядно поломать голову в поисках места, куда бы я мог спрятать руку: это было совершенно необходимо. Даже многоопытные колдуны не могут шарить в Щели между Мирами у всех на виду, а уж с меня и вовсе спроса никакого… Наконец, я просто засунул руку под старенький коврик — ничего более подходящего так и не нашлось.

Рука онемела мгновенно, словно бы успела здорово соскучиться по этой работе и теперь наверстывала упущенное. Для начала я стал счастливым обладателем очередного дамского зонтика — желтенького, с мелкими цветочками. Зонтики всегда щедро сыпались на меня из Щели между Мирами. Думаю, это как-то связано с тем, что люди теряют зонтики чаще, чем любые другие предметы… Но мне не слишком хотелось пополнять свое обширное собрание разноцветных зонтиков: я не коллекционер по натуре. Пришлось снова засунуть руку под коврик и как следует сосредоточиться: представить себе библиотеку, на многочисленных стеллажах которой стоят тысячи книг, хороших и разных…

Первые несколько минут у меня ничего не получалось: в голову лезли несвоевременные мысли о недопитой камре. Потом я стал думать, что неплохо было бы закурить. Кроме того, рядом крутилась Теххи, не обращавшая никакого внимания на мои мистические штудии, и меня здорово подмывало поймать ее за ногу… Ценой невероятных усилий я разогнал обрывки нелепых мыслей и ухватился за единственную, правильную и полезную: БИБЛИОТЕКА!

Рука снова послушно онемела. Я изо всех сил пытался представить себе, как я лезу на стремянку, чтобы достать книгу в ярко-красном переплете с самой верхней полки… А потом из моих неуклюжих негнущихся пальцев на пол действительно упала книга в красной бумажной обложке: что-то Лонли-Локли везет на дешевые издания, как я погляжу! Моя добыча именовалась «Большая Земля в маленьком космосе», имя автора — Стив Гаррис. И то, и другое было мне совершенно незнакомо.

_________________________________________________

Вентилятор или хотя бы мороженое[]

— Все это хорошо, но мне бы хотелось поскорее проснуться! — сказал я, вытирая пот, снова заливший лицо. — Интересно, я здесь в гостях или в плену? Скажите сразу. Потому что, если я действительно в плену, мне нужно начинать рыться в Щели между Мирами: вдруг удастся добыть вентилятор или хотя бы мороженое!

— Здесь пока что не жарко, а просто очень тепло, — мягко сказал Лойсо. — Если бы ты пробыл в этом мире подольше, ты бы понял, в чем состоит разница… А чтобы проснуться, тебе нужно просто немного спуститься по склону этого холма. От меня очень легко уйти, Макс. Особенно тебе. Можешь мне поверить, меньше всего на свете я хочу каким-то образом с тобой ссориться. В конце концов, ты мой первый гость с того дня, когда твой драгоценный Кеттариец заманил меня в эту ловушку.

Лабиринты Ехо. Темная сторона. Тёмные вассалы Гленке Тавала.[]

Book 14-15 TemnayaStorona.jpg

Кофа не будет есть всякую инородную гадость[]

— Наконец-то! — ворчливо сказал мне вслед сэр Кофа. — Я уже думал, что мы никогда отсюда не уедем… Напрасно ты ничего не съел, Макс: следующая возможность появится очень нескоро.

— Ну и Магистры с ней, с этой возможностью! — отмахнулся я. — Не могу я обжираться по утрам, хоть убейте! В случае чего пороюсь в Щели между Мирами. Кстати, если проголодаетесь — только свистните, могу угостить какой-нибудь экзотикой.

— Не буду я есть всякую инородную гадость, — сварливо отозвался Кофа. — Мой желудок — достояние всего Соединенного Королевства, за дурное обращение с ним и в Холоми угодить можно!

_________________________________________________

И больше не проси[]

Кофа покосился на меня без особого энтузиазма, нахмурился, потом все-таки отломил половинку колбаски и протянул ее мне.

— На, попробуй. И больше не проси, все равно не дам. Лезь в свою Щель между Мирами, или как там это у вас называется, доставай оттуда любую гадость и ешь… А мне самому мало. Они не так уж быстро готовят, да еще и такие маленькие порции!

— Спасибо, — промычал я, бережно разжевывая угощение. — Ох, вкусно-то как!

Лабиринты Ехо. Темная сторона. Дорот — повелитель манухов.[]

Странность добытых Максом книг[]

Я осекся, поскольку так и не смог сформулировать ускользающую мысль. Мне было о чем задуматься: за последние полгода я извлек из Щели между Мирами несколько дюжин книг. Все они вполне укладывались в рамки моих представлений о научной фантастике; при этом среди них я так и не обнаружил ни одного знакомого названия, даже их авторы были мне совершенно неизвестны. Довольно странно, если учесть, что в свое время я, мягко говоря, не пренебрегал означенным жанром. Все это казалось мне очень странным — это и многое другое.

— О чем ты задумался? — спросил Шурф.

— Да об этих грешных книгах! Что-то с ними не так. Знаешь, в последнее время я здорово наловчился извлекать из Щели между Мирами именно то, что мне требуется… Если мне нужны сигареты, я и достаю сигареты — причем непременно ту марку, которая меня устраивает, — и никаких дурацких зонтиков! И так все время, почти без проколов.

— Да, ты удивительно быстро учишься этому странному искусству, — согласился Шурф.

_________________________________________________

Кофе. Когда-то это был мой любимый напиток.[]

Тем не менее мой эксперимент со Щелью между Мирами завершился более чем успешно: рука онемела, но непослушные пальцы не выпустили свою драгоценную добычу — розовую фарфоровую чашку, над которой клубилась белая пена. Даже крошечный пакетик с бесполезным, но трогательным печеньицем лежал на блюдце.

— Что это? — с любопытством спросил Мелифаро.

— Кофе. Когда-то это был мой любимый напиток. Иногда мне кажется, что с тех пор прошло несколько миллионов лет, но это, конечно, чушь: на самом деле совсем недавно… Хочешь попробовать?

_________________________________________________

Стол, накрытый для чаепития.[]

— Хочешь перекусить? — гостеприимно поинтересовался я. — У меня такое впечатление, что я — какой-никакой, а все же хозяин дома, так что…

— Разумеется, хочу, — Лонли-Локли был приятно удивлен. — А что, здесь и такое возможно?

Я не стал ни высказывать вслух свое пожелание, ни даже рыться в таинственной Щели между Мирами, а просто открыл дверь, ведущую на застекленную веранду. Я знал, что там стоит стол, накрытый для чаепития. Он всегда накрыт, этот замечательный стол, и чай в чашках всегда остается горячим, а клубничный пирог — свежим и воздушным*.

   -------------

   * В каком доме, а также почему и кем там всегда накрыт стол к завтраку, см. Макс Фрай. "Энциклопедия мифов", Том 2: К-Я, глава 14. Лю Хай.

   _________________________________________________

Записка короля Мёнина[]

«...А теперь несколько дружеских советов, исключительно практического свойства. Во-первых, тебе не стоит разгуливать по библиотеке: я не уверен, что ты уже готов к такой прогулке. Не спеши, всему свое время. Во-вторых, не пытайся отыскать здесь свою ненаписанную книгу: насколько мне известно, в свое время тебя посещала такая идея. Все равно у тебя ничего не получится, а если бы и получилось… В общем, воздержись, ладно? Можешь продолжать таскать мои книги, пользуясь Щелью между Мирами, если тебе так уж приспичило, — никаких возражений. Но вынести какую-нибудь книгу отсюда под мышкой — и думать забудь!..» (из записки короля Мёнина)

— Можно подумать, нашли самого великого клептомана всех времен и народов! — обиженно сказал я вслух.

Лабиринты Ехо. Наваждения. Сладкие грёзы «гравви».[]

Book 16-17 Navazhdeniya.jpg

На «Фило» - шикке Анчифы Мелифаро: капитуляция Кофы[]

Через четверть часа я вернулся в каюту, ощущая себя почти новорожденным, и приступил к следующему пункту программы. Давненько мне не доводилось по-настоящему экспериментировать со Щелью между Мирами! Правда, время от времени я сую загребущую свою руку в первое попавшееся укрытие, чтобы извлечь оттуда пачку сигарет, поскольку мне до сих пор так и не удалось ни привыкнуть к противному травяному привкусу местного табака, ни окончательно бросить курить. Но ничего более экстравагантного я уже давненько там не нашаривал.

А сегодня мне предстояло угостить себя хорошим завтраком. После того как Кофа описал ситуацию на камбузе, у меня пропало всякое желание туда заходить.

— О, а я и забыл, что в твоем распоряжении кухни и кладовые всех Миров! — Кофа с интересом наблюдал, как я прячу свою всемогущую верхнюю конечность под собственное одеяло.

— Будем надеяться, что так оно и есть, — сказал я, с удовольствием отмечая, что рука почти сразу онемела и как бы вообще перестала существовать — верный признак, что я еще не утратил свои благоприобретенные навыки. — Если уж вам так не понравилось на камбузе…

— Тебе там тоже не понравилось бы, можешь мне поверить. Анчифе давным-давно следовало бы утопить своего кока.

— Оп! — тоном эстрадного фокусника сказал я, осторожно извлекая из-под одеяла теплый ароматный предмет, здорово напоминающий знаменитый яблочный пирог моей покойной бабушки.

Я был потрясен до глубины души. Именно об этом пироге я не переставал мечтать даже в обеденном зале «Обжоры Бунбы».

— Что это? — брезгливо поинтересовался Кофа.

— О, это самая замечательная штука во Вселенной, вы уж мне поверьте! Будете пробовать? Или не станете гробить желудок всякой запредельной дрянью?

— Буду пробовать, — миролюбиво согласился Кофа.

_________________________________________________

Макс поит пивом команду «Фило»[]

Как бы то ни было, но я понемногу проникся искренним сочувствием к Анчифиной команде. И даже посвятил кучу времени возне со Щелью между Мирами: часами напролет добывал для пиратов холодное пиво. Анчифа был чрезвычайно доволен, что мое присутствие на корабле приносит практическую пользу, но строго следил, чтобы никто не получал больше двух бутылок. В отличие от меня, он был наблюдателен и неумолим. Такой, думаю, даже вожатым старшего отряда в пионерском лагере смог бы работать — недостижимая вершина, как по мне!

_________________________________________________

Анчифа тоже любит кофе, как и его брат.[]

Четверть часа спустя я устроился на палубе рядом с хмурым Анчифой. Протянул ему чашку крепкого кофе, только что извлеченную из Щели между Мирами специально для нашего героического капитана. Анчифа оказался чуть ли не единственным обитателем Мира, которому нравился вкус кофе. Вторым таким монстром был его младший братец; третьего, как водится, мне не было дано.

_________________________________________________

Есть вещи, о которых не следует подолгу говорить вслух[]

Чтобы раздобыть кофе, я спрятал руку под необъятное кожаное лоохи, без которого пребывание на открытой палубе в это время года быстро перестает доставлять удовольствие. Я уже здорово наловчился довольствоваться этим нехитрым укрытием для своих фокусов со Щелью между Мирами. Сэр Маба Калох, в свое время обучивший меня этому странному искусству и предупреждавший, что на усвоение его уроков у меня уйдет не меньше сотни лет, мог бы гордиться моими успехами.

Через несколько минут я протянул Анчифе чашку, до краев наполненную горячим кофе, и снова полез за пазуху, чтобы раздобыть там что-нибудь и для себя.

— Кстати, все собирался спросить: на сколько лет в Холоми тянет этот твой фокус? Какую ступень Запретной магии ты только что применил, сэр служитель закона? — поинтересовался Анчифа.

— Абсолютно бесплатное удовольствие, — гордо сообщил я.

Вытащил из-за пояса маленький, почти игрушечный кинжал с вмонтированным в рукоятку индикатором и поднес его к носу Анчифы. Стрелка индикатора вяло покачивалась на черной половине круга, где-то в районе двойки, как и положено на транспортном средстве, снабженном магическим кристаллом — вторая ступень угуландской Черной магии, обычное дело.

— Лихо! — Анчифа изумленно покачал головой. — Я-то думал, ты просто пользуешься своим служебным положением. А каким образом, в таком случае, тебе удаются эти штучки?

— Просто я очень запасливый, — объяснил я. — У меня за пазухой чего только нет.

— Смешно, — вздохнул Анчифа. — Что, это такая страшная тайна?

— Да нет, не такая уж страшная. Но все-таки тайна. Один веселый мужик, который обучил меня этому фокусу, полностью разделяет твое мнение, что есть вещи, о которых не следует подолгу говорить вслух.

_________________________________________________

Поездка на куфагах[]

— Ну что, сэр Макс, теперь ты доволен? — поинтересовался Кофа. — Отсюда ты не вывалишься, разве что сам очень захочешь.

Сам он удобно устроился в точно таком же «манежике», на спине куфага, смирно топтавшегося на мостовой неподалёку от моего скакуна.

— Пожалуй, не вывалюсь. Теперь осталось понять, как мы будем улаживать проблемы физиологического свойства. У Джуффина было несколько версий, но, честно говоря, они шокировали даже меня. В частности, он предлагал мне делать это в Щель между Мирами, можете себе представить…

— Неплохая идея, — ухмыльнулся Кофа. — Ничего, не переживай, сэр Макс. Мы путешествуем с караваном халифа, а это значит, что к нашим услугам будет не только милый твоему сердцу сортир, но даже несколько небольших дорожных бассейнов. Видишь те домики на колесах?

— Вижу. Ладно, считайте, что я больше не хочу домой к маме.

_________________________________________________

Подготовка к полёту на пузыре Буурахри[]

Сборы тем временем подошли к концу. Наши дорожные сумки, спальные принадлежности и прочие полезные мелочи кое-как разместились в тесной корзине пузыря. К изумлению слуг халифа, мы не стали обременять себя чрезмерными запасами воды и пищи. Взяли хорошо если четверть того, что нам принесли, и наотрез отказались от остального. Наши помощники, надо думать, решили, что в ходе визита к халифу мы рехнулись от выпавшего на нашу долю несказанного счастья, а посему не ведаем, что творим. Откуда им было знать, что в моем распоряжении имеется такая удобная штука, как Щель между Мирами, из которой я могу в любую минуту добыть что-нибудь съедобное.

Напоследок Кофа присобачил к пузырю помянутый магический кристалл. Мы оба лелеяли на его счет большие надежды. Корзина пузыря Буурахри не была местом, где хочется безвылазно оставаться до наступления старости. Честно говоря, я с трудом понимал, как мы продержимся хотя бы полдюжины дней. Но отступать было некуда. По всему выходило, что эта дурацкая штуковина — единственное средство добраться до Черхавлы.

_________________________________________________

Полёт на пузыре[]

Утром я с удовольствием угощал своих попутчиков всякой всячиной. Еду и напитки я извлекал из Щели между Мирами, периодически пряча руку под теплое одеяло, из-под которого решил вообще не вылезать: на этой высоте было чертовски холодно.

_________________________________________________

Над Великой Красной Пустыней[]

Дело кончилось тем, что я послал зов Теххи и болтал с ней часа три. Кажется, она была приятно удивлена сентиментальным бредом, который я нес.

Я удивлял ее еще четыре дня кряду, благо у меня имелось и соответствующее настроение, и самые что ни на есть благоприятные условия для такого времяпрепровождения. Наш пузырь Буурахри кружил над бесконечной багрово-красной равниной. Больше, собственно, ничего не происходило. Кумухар Манула намертво прилип к окну — кажется, он мог с нежностью созерцать однообразный пейзаж Великой Пустыни до окончания времен. Сэр Кофа вовсю развлекался музицированием, пока у меня не хватило ума воспользоваться Щелью между Мирами и добыть для него несколько свежих газет своей далекой родины. Это произвело на Кофу сокрушительное впечатление. Он решительно отложил в сторону свою жуткую шарманку и зашуршал тонкой газетной бумагой.

_________________________________________________

Удачное приземление[]

— Макс, это просто очень много красного песка. Зачем так волноваться? — насмешливо заметил Кофа.

— Вы же знаете, большие порции чего бы то ни было повергают меня в трепет, — огрызнулся я.

Следующие полчаса я посвятил копошению в Щели между Мирами. Решил, что наше удачное приземление на отдаленной окраине Великой Красной Пустыни следует отметить небольшим пикником. Мои спутники получили целую гору всякой снеди, а для себя я добыл чашку хорошего капучино — чего ж еще желать? Я сидел на теплом темно-красном песке, пил свой любимый кофе и пялился в алое небо, столь же безоблачное, как и мое настроение.

_________________________________________________

Ищем Черхавлу, находим «Queen»[]

Приступы панического страха еще не раз сотрясали мое тело во время прогулки по темной рассыпчатой поверхности остывающих дюн. Но я быстро понял, что со страхом нужно просто смириться, как с приступом внезапной боли, когда судорога неожиданно сводит ступню, — сказать себе, что через несколько минут это пройдет само собой, а пока нужно стиснуть зубы и потерпеть. И я стискивал зубы, и страх действительно уходил, я временно утрачивал способность его испытывать, а потом все начиналось сначала.

Но и от этой беды нашлось лекарство. Я вдруг вспомнил, что когда-то очень любил отправляться на прогулку со стареньким плеером в кармане куртки — в те допотопные времена, когда я еще не был сэром Максом из Ехо. Идея показалась мне просто отличной. Уж не знаю, найду ли я эту грешную Черхавлу, но хоть удовольствие от процесса получу по полной программе.

Я опустился на корточки и зарыл руку в прохладный песок — чем не укрытие для человечьей конечности, желающей проникнуть в загадочную Щель между Мирами. Не прошло и минуты, и я хохотал, опрокинувшись на спину и беспомощно дрыгая ногами в воздухе: у меня получилось! Грешные Магистры, у меня получилось и это!

Маленький пластмассовый плеер с мягкими наушниками казался мне самой удивительной вещью во Вселенной. Я уже начал забывать, как выглядят такие штуки. Внутри обнаружилась кассета. Долгая жизнь в Угуланде здорово улучшила мое ночное зрение, так что я сразу смог разобрать крошечные белые буковки на темном фоне этикетки. Мне достались записи «Queen», и не что-нибудь, а «Ночь в опере». Я счел это и добрым знаком, и хорошей шуткой, и просто восхитительной, почти невозможной удачей. На мой вкус, именно «Ночь в опере» как нельзя лучше подходила для моих одиноких странствий по Великой Красной Пустыне Хмиро. К тому же первая композиция, «Death on two legs», изумительно гармонировала с моей Мантией Смерти.

_________________________________________________

Вечер в Черхавле[]

— Ничего себе номер люкс в «Президент-Отеле»! — уважительно сказал я.

— Да, хорошее место, — согласился Кофа. — Но знаешь, Макс, я ужасно проголодался. Жители Черхавлы — очень милые существа, но у них довольно странные представления о моем аппетите.

— И о моем тоже. Ничего, сейчас пороемся в Щели между Мирами

— Зачем? Ты же можешь просто потребовать.

— А я стесняюсь, — честно признался я. — Это я только с виду такой нахальный, а на самом деле ужасно стесняюсь просить еду, когда мне ее не предлагают. Последствия голодной юности, как я понимаю…

_________________________________________________

Прогулка по Черхавле[]

Понятия не имею, как долго мы с Кофой болтались по пустынным переулкам Черхавлы. Чувства времени у меня отродясь не было, часов — тем более, а солнце решительно отказалось помогать нам ориентироваться в смутных координатах времени: оно вообще отсутствовало на небе. С одной стороны, я лишь однажды решил присесть на высокую ступеньку какого-то древнего крыльца, чтобы перевести дух, а заодно пошарить в Щели между Мирами и накормить Кофу, возмущенного полным отсутствием в Черхавле каких бы то ни было забегаловок. С другой стороны, я вполне способен бродить целый день, не чувствуя усталости — если прогулка мне нравится.

_________________________________________________

Все становилось на свои места[]

На следующее утро я обнаружил, что Кофа не только беззастенчиво вытащил плеер из кармана моего лоохи, но и каким-то образом сообразил, как им пользоваться. Выражение счастливого недоумения на его обрамленном наушниками лице внушало надежду, что остаток нашего путешествия не будет омрачен постоянным треньканьем его жуткой шарманки.

Кофа заметил, что я проснулся, и сделал страшное лицо: дескать, не вздумай меня отвлекать! Я понимающе улыбнулся и полез в Щель между Мирами за чашечкой капучино — мне казалось, что я мечтал о ней с момента рождения.

Все становилось на свои места, да еще с такой скоростью, что мне оставалось только нежно благодарить всемогущее небо, с которым время от времени случаются приступы совершенно фантастического милосердия.

_________________________________________________

О моих планах на этот вечер — совершенно непристойных...[]

Залив Гокки действительно был чертовски хорош при зеленоватом свете полной луны, столичные поэты ни капельки не ошибались. Но если честно, все эти красоты в настоящий момент были мне до лампочки. У меня дыхание перехватило при мысли, что всего через несколько часов под моими ногами засверкают мозаичные мостовые Ехо.

Чашка кофе и тонкая дамская, почти символическая сигарета, почти машинально извлеченные из Щели между Мирами, помогли мне кое-как справиться с расшалившимися от счастья нервами. Приведя себя в порядок, я послал зов Теххи. Бедняжке пришлось проснуться на рассвете, чтобы узнать о моих планах на этот вечер — по большей части совершенно непристойных.

Лабиринты Ехо. Власть несбывшегося. Возвращение Угурбадо.[]

Book 18-19 VlastNesbyvshegosya.jpg

«Эти смешные курительные палочки»[]

— А теперь рассказывай, — потребовал Джуффин. — И не вздумай говорить, что еще ничего не вспомнил: у тебя все на лице написано вот такими буквами!

Он широко развел руки, дабы поразить мое воображение головокружительными размерами этих самых гипотетических букв.

— Именно такими? — удивился я. — И когда вы успели их измерить?

Но, честно говоря, мне было не до смеха. Кому сказать — не поверят! Я полез в карман за сигаретой, выяснил, что там пусто, и спрятал руку под стол, чтобы порыться в Щели между Мирами. Сейчас мое дурацкое пристрастие к сигаретам, которые шеф называет не иначе как «эти смешные курительные палочки», было не просто скромной данью отлаженной системе условных рефлексов, а единственным надежным способом попросить землю вернуться под мои ноги, если, конечно, это не очень ее затруднит…

Лабиринты Ехо. Власть несбывшегося. Гугландские топи.[]

Выходит, мы умираем от скуки[]

Потом меня поймал сэр Шурф Лонли-Локли. Увел в свой кабинет и довольно долго делился со мной глубокомысленными соображениями по поводу очередной книжки, которую я недавно извлек для него из Щели между Мирами. Дескать, он наконец-то понял, почему мои соотечественники так мало живут. Наш мудрый сэр Шурф объявил, что я родился в слишком предсказуемом Мире, обитателям которого быстро становится скучно, и они устремляются к единственной настоящей неизвестности, имеющейся в их распоряжении, — к смерти.

— Выходит, мы умираем от скуки? — обрадовался я.

— Можно сказать и так, — кивнул Лонли-Локли.

_________________________________________________

Я вообще обожаю выпендриваться[]

Что касается Друппи, он уже давно сладко спал, устроившись под задним сиденьем. Я завистливо зевнул, подумав, что мне такое удовольствие пока не светит, и ненадолго притормозил, чтобы добыть чашку крепкого кофе из Щели между Мирами. Не то чтобы мне действительно так уж требовался кофе, но было чертовски приятно держать в одной руке рычаг амобилера, а в другой эту самую чашку: я вообще обожаю выпендриваться, даже когда меня никто не видит.

_________________________________________________

Хочешь получить на завтрак что-нибудь экзотическое?[]

— Хочешь получить на завтрак что-нибудь экзотическое, дружище? — осведомился я.

— Экзотическое? Конечно хочу! — обрадовался Нумминорих.

Так что мне снова пришлось притормозить и повозиться со Щелью между Мирами. Я до сих пор в восторге от такого способа экономить на питании — вот это, я понимаю, настоящие чудеса! В результате моих манипуляций мы с Нумминорихом стали счастливыми обладателями классических континентальных завтраков, а Друппи получил здоровенный кусок окорока, изумился и принялся его исследовать: до сих пор мне еще не приходилось кормить свою собаку пищей из иного Мира.

_________________________________________________

Иногда их даже нюхать не следует![]

В результате поездка стала для меня в высшей степени приятным отдыхом: я мог со спокойной совестью валяться на заднем сиденье и методично извлекать странные произведения кулинарного искусства из Щели между Мирами. В последнее время мне все чаще приходится удивляться, разглядывая свой очередной трофей: время от времени мне удается нечаянно извлекать из небытия не только ностальгические сувениры с «исторической родины», но и какие-то совершенно невероятные вещи, чье происхождение представляется мне полной загадкой. Иногда они оказываются вполне съедобными, но иногда их даже нюхать не следует!

_________________________________________________

Раз пошли на дело я и Нумминорих...[]

Глаза Нумминориха стали совсем круглыми от любопытства. Он пулей вылетел из-под одеяла и поспешил за мной, на ходу кутаясь в теплое темно-вишневое лоохи.

В гостиной я извлек из Щели между Мирами здоровенную кружку горячего шоколада для Нумминориха и чашку кофе для себя, с удовольствием закурил и принялся подробно излагать ему историю своей первой самостоятельной прогулки по Нунде. Парень был в таком восторге, словно я рассказал ему страшную сказку.

_________________________________________________

На одних поцелуях мы бы долго не продержались[]

Мы почти не обращали внимания на тусклый солнечный свет, сменивший темноту ночи, которая, впрочем, снова окутала нас спустя какое-то время. К счастью, в моем распоряжении была Щель между Мирами, откуда я по мере надобности извлекал горячие напитки и теплые вещи. Как ни крути, а на одних поцелуях мы бы долго не продержались: зима есть зима, а уж застрять зимой на болоте — то еще удовольствие!

Меламори почти ничего не помнила о своих похождениях в облике буривуха: ни как ей удалось меня найти, ни каким образом она умудрилась вытащить меня из трясины — вообще никаких подробностей. Когда я расспрашивал ее, она начинала нервно посмеиваться, а ее глаза становились пугающе пустыми, так что я быстро оставил эти попытки: нам и без того было чем заняться и о чем говорить.

_________________________________________________

Заговор Вершителей[]

— Попробуй прочитать вслух то, что там написано, — попросил шеф. — Не уверен, что мне следует совать свой длинный нос в дела двух безумных Вершителей, но…

— Конечно, вам интересно! — кивнул я. — Я бы на вашем месте уже умер от любопытства!

Я опустил глаза и прочитал несколько неровных строчек, торопливо выведенных выцветшими чернилами:

«Если человеческая жизнь представляет собой результат заговора могущественных приматов против Духа, остается только надеяться, что существует и заговор против приматов — может быть, это заговор Вершителей?»

— Какой заговор? — изумленно спросил я. — И откуда вашему Мёнину было известно слово «приматы»? Сколько живу в этом Мире, ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь так выражался! Выходит, в юности он таскал из Щели между Мирами труды Чарльза Дарвина — так, что ли?

— Тебе виднее, какой заговор и какие приматы, — устало сказал Джуффин. — Думаю, что сомнительное содержание этой тетради всякий раз излагается теми словами, которые понятны очередному читателю.

Лабиринты Ехо. Болтливый мертвец. Тайна Клуба Дубовых Листьев.[]

Book 20-23 BoltlivyjMertvets.jpg

Если бы сэр Джуффин Халли был женат[]

Выражение лица шефа меня озадачило. Куда подевалась его обычная утренняя жизнерадостность?! Если бы сэр Джуффин Халли был женат, я бы непременно подумал, что его утро началось с семейного скандала. Но поскольку шеф уже давно вдовец, мне оставалось только недоумевать: в какой Щели между Мирами он выцарапал существо, способное испортить его настроение?!

_________________________________________________

Сэр Маба Калох в своем репертуаре[]

Мы отправились наверх, в гостиную. Сэр Маба Калох был в своем репертуаре: засунул руку под стол и извлек оттуда прозрачный кувшин с ярко-зеленой жидкостью. На вкус его угощение оказалось похожим на несладкий лимонад, приготовленный из каких-то лесных трав. Я решил похвастаться своими достижениями в области потрошения Щелей между Мирами. Перед кем и хвастаться, если не перед учителем?

Не следует забывать, что именно сэр Маба Калох когда-то научил меня этому фокусу. Поначалу у меня уходило полчаса, чтобы достать из-под подушки какую-то несчастную сигарету, а теперь — несколько секунд, и я извлекаю из небытия все, что душе угодно. Впрочем, когда я сам не знаю, что именно мне требуется, в моих руках нередко оказываются вещи, происхождение и назначение которых не поддается никакому определению.

Но на сей раз я твердо решил раздобыть что-нибудь однозначно вкусное. Спрятал руку под Мантию Смерти — это, на мой взгляд, куда эффектнее, чем лезть под стол! — и торжественно поставил перед сэром Мабой кружку с горячим шоколадом. Снова полез за пазуху и разжился второй кружкой — для себя.

— Это вкусно! — проникновенно сказал я Мабе.

— Попробую тебе поверить, — он настороженно принюхался и, кажется, остался вполне доволен. — Напиток с твоей родины, да?

— Ага.

— Ты очень быстро научился потрошить Щель между Мирами, — заметил сэр Маба. — У тебя уходит всего вдвое больше времени, чем у меня, а ведь я начал осваивать это полезное искусство чуть ли не тысячу лет назад… Ладно, если так, однажды на досуге научу тебя еще чему-нибудь.

_________________________________________________

Юные колдуны смотрели на Макса разинув рты[]

Я потянулся за сигаретой и понял, что мне ужасно хочется кофе. Еще одна маленькая слабость, потворствовать которой мне позволяют манипуляции со Щелью между Мирами, хвала моему учителю, сэру Мабе Калоху! Вот и теперь я, не задумываясь, засунул руку под Мантию Смерти и извлек оттуда маленькую белую чашку. В последнее время я очень полюбил пить крепчайший эспрессо в крошечных чашечках — туда помещаются три глотка, не больше. Но мне вполне хватает. Юные колдуны смотрели на меня разинув рты.

— Сэр Макс, но ведь здесь нельзя колдовать! — несчастным голосом сказала хрупкая Хисса. — Думаете, мы не пробовали?

— Уверен, еще как пробовали! — усмехнулся я. — В этой комнате действительно нельзя колдовать. Именно поэтому сэр Джуффин вас здесь и запер. Но вы не слишком внимательно меня слушали, леди! Я уже говорил, что кроме Очевидной магии, которая вскружила ваши горячие головы, есть еще и Невидимая. Вернее, Истинная. Она работает везде: и здесь, и вдалеке от Сердца Мира, между прочим…

Лабиринты Ехо. Болтливый мертвец. Наследство для Лонли-Локли.[]

На доставку видеофильмов могущества не хватает[]

Впрочем, сколь бы грандиозной ни была моя коллекция, а самый постоянный посетитель этого тайного «киноклуба», сэр Джуффин Халли, в последнее время то и дело твердит, что вместо «всякой дряни», которую я постоянно добываю из Щели между Мирами, следовало бы таскать оттуда исключительно кассеты с новыми фильмами. Честно говоря, я пробовал, и не раз, но почему-то именно на доставку видеофильмов моего могущества не хватает. Можно подумать, что для этого требуется какая-то специальная лицензия!

_________________________________________________

Зачем тому, кто может залезть в Щель между Мирами, какой-то багаж?[]

— А зачем человеку, который может залезть в Щель между Мирами и извлечь оттуда все, что требуется, какой-то багаж? — удивился Шурф. — Впрочем, если хочешь — нет проблем: по дороге заедем к тебе, возьмешь все необходимое.

— Ладно, как скажешь…

_________________________________________________

Сборы в дорогу[]

Сборы не отняли у меня много времени. Собственно говоря, я просто переоделся в теплое туланское лоохи, такое же черное, как моя Мантия Смерти, зато без золотых кругов на спине и груди. Сунул в дорожную сумку сменный комплект одежды и перекинул через плечо толстое одеяло: если уж собрался зимой в горы, такая запасливость не помешает. Чем черт не шутит, вдруг меня заклинит, и я снова начну извлекать из Щели между Мирами исключительно поломанные зонтики, как в самом начале своей магической карьеры!

_________________________________________________

Потомки эльфов нередко похожи на своих предков[]

На этом месте сэр Шурф лукаво мне подмигнул. И пока я озадаченно гадал: уж не примерещилось ли?! — продолжил как ни в чем не бывало:

— Порой это свойство ума становится самой сильной стороной кейифайев, но иногда именно оно их и губит… Впрочем, в данном случае было бы уместнее сказать «нас» — поскольку в этом отношении потомки эльфов нередко бывают похожи на своих предков…— А из какой Щели между Мирами ты выцарапал термин «бинарная логика»? — изумленно спросил я.

— Чему ты удивляешься? — он выглядел почти обиженным. — Ты же видел мою библиотеку!

— Я думал, что этот термин употребляется только в моем Мире, — смущенно объяснил я.

— С какой стати? — он пожал плечами. — Бинарная логика существует везде, где есть люди… к сожалению!

_________________________________________________

Во-первых, целых три. Во-вторых, самые настоящие[]

Я упал на низкую кровать без ножек, похожую на очень толстый пружинный матрас, и закрыл глаза. Но мне тут же пришлось снова их открыть: над моим ухом раздалось деликатное покашливание Лонли-Локли.

— Видишь ли, мне совсем не хочется спать, — вежливо произнес он. — Купание, при всем желании, не отнимет у меня больше двух часов, а пешая экскурсия по Гуригге не кажется мне достаточно увлекательным занятием… Я подумал: возможно, тебя не слишком обременит просьба достать для меня несколько книг из Щели между Мирами? В этом случае я мог бы провести время с удовольствием и не без пользы…

— Сейчас попробуем, — героически зевнул я.

Привычным движением сунул руку под одеяло, подождал несколько секунд. Конечность послушно онемела — было бы правильнее сказать, что она исчезла вовсе. Я призвал на помощь воображение, нарисовал перед внутренним взором полку в книжном магазине и представил себе, как сметаю в сумку новенькие книги в твердых переплетах, заманчиво пахнущие клеем, типографской краской и непрочитанными историями. Мое воображение всегда отличалось некоторым своеволием: в частности, сейчас оно с удовольствием дорисовало, как большая часть книг пролетает мимо сумки и падает на пол, но несколько экземпляров мне все-таки досталось…

Тут я с изумлением понял, что чуть не заснул, оставив свою несчастную беспризорную конечность болтаться в Щели между Мирами. Встрепенулся, заморгал и выдернул руку из-под одеяла. Улов оказался богатым: целых три книги. Вообще-то, до сих пор мне не удавалось добывать больше одного предмета за сеанс, а тут — такая роскошь!

— Тебе везет, Шурф, — улыбнулся я, разглядывая свою добычу. — Во-первых, целых три книги сразу. Во-вторых, они самые настоящие, а не из какой-нибудь «библиотеки Мёнина»: я сам когда-то все это читал… Хорошие книжки и, самое главное, очень разные. Не понравится одна — берись за другую.

_________________________________________________

Боюсь, от вчерашнего менкала твоя собака мало что оставила[]

— Если Пшорри — город, обнесенный невысокой стеной с такими забавными светящимися башенками, то мы его миновали часа два назад, — виновато сказал я. — Как раз между собакой и вороной… Думаю, мы уже давно едем по территории графства Вук. То-то я смотрю, вокруг так пустынно! Но если ты в отчаянии, мы можем вернуться в Пшорри и позавтракать.

— Нет, что ты! Завтрак в Пшорри не стоит таких усилий… Я надеюсь, ты можешь добыть из Щели между Мирами какую-нибудь еду? Боюсь, от вчерашнего менкала твоя собака мало что оставила. Да и не дело это — давиться с утра сухим мясом!

— Не дело! — согласился я, останавливая амобилер, чтобы заняться полезными чудесами.

_________________________________________________

Нечего из Щелей между Мирами беллетристику пачками таскать[]

Увы, я не смог удовлетворить его любопытство. Об авторе «Арабского кошмара» мне было доподлинно известно только одно: однажды этот человек написал замечательную книжку. Мое чистосердечное признание было встречено разочарованной гримасой. В исполнении сэра Шурфа Лонли-Локли — то еще зрелище!

Потом мой спутник снова уткнулся в книгу. Я снова остался без собеседника — что ж, сам виноват. Нечего из Щелей между Мирами беллетристику пачками таскать. Вот и воздалось мне за слезы какой-нибудь неведомой юной библиотекарши.

_________________________________________________

Еще одну чашку чая[]

От этого пасмурного великолепия хотелось не то восхищенно кричать, а не то и вовсе заплакать. Но плакать я не стал, а полез в Щель между Мирами, поскольку холодные туманные утра существуют специально для того, чтобы пить крепкий горячий чай. Я изложил сию аксиому своему спутнику. Сэр Шурф выслушал меня с глубоким вниманием и изъявил желание немедленно стать моим духовным последователем, так что мне пришлось спешно добывать еще одну чашку чая.

_________________________________________________

Ни паспорта, ни визы[]

Честно говоря, я был несколько обескуражен наличием в этом прекрасном Мире самых настоящих пограничников. Испугался, что ребята сейчас начнут требовать у нас паспорта, да еще, не приведи господи, и с визами. Ни паспорта, ни визы, ни даже каких-нибудь завалящих «водительских прав» на управление амобилером у меня не было с тех самых пор, когда моя нога впервые ступила на благословенную землю Соединенного Королевства. Вообще ни единой бумаги! И до сих пор нужды в документах я, хвала Магистрам, не испытывал.

Но я напрасно волновался: стоило только сказать, что мы — жители столицы Соединенного Королевства, и суровые стражи границы тут же начали изображать на своих лицах радушие. Не могу сказать, что им это удалось, но попытку я оценил по достоинству. Так расчувствовался, что извлек из Щели между Мирами фиолетовую астру и галантно протянул ее пожилой амазонке. Дама испуганно ахнула, потом робко заулыбалась и осторожно взяла цветок. После этого я решил, что имею полное право уехать. Пограничники не возражали.

_________________________________________________

Пусть у нас будет хоть один друг в этом доме[]

— Хорошо все-таки, что ты у меня не разговариваешь! — насмешливо сказал я Друппи. — А то я бы давным-давно рехнулся! Это как же вашего брата на болтовню пробивает, если уж научитесь говорить!

— Ты бы лучше достал что-нибудь из своей Щели между Мирами и покормил нашего нового знакомого, — посоветовал Шурф. — Ты же видишь: он так голоден, что больше ни о чем думать не может! И потом, пусть у нас будет хоть один друг в этом доме — все лучше, чем ничего…

— Слушаю и повинуюсь! — приторным тоном хорошо выдрессированного джинна ответствовал я.

Дримарондо получил здоровенный окорок.

_________________________________________________

Семейный завтрак[]

По моему скромному мнению, мы вполне могли бы проигнорировать семейный завтрак. Признаться, я здорово надеялся, что именно так мы и поступим: в нашем распоряжении была Щель между Мирами, откуда можно извлечь сколько угодно вкусных вещей и съесть их, не созерцая при этом жуткую рожу все того же господина Пуреха. Да и физиономии остальных Кутыков казались мне не самым привлекательным зрелищем во Вселенной.

_________________________________________________

Три поломанных зонтика[]

Больше я от него ничего не добился. Мы вернулись в свой домик, я добыл завтрак из Щели между Мирами — признаться, я был настолько выбит из колеи, что сначала извлек оттуда три поломанных зонтика, чего со мной уже давно не случалось. Лонли-Локли наблюдал за моими манипуляциями с интересом исследователя.

_________________________________________________

Чаю хочешь?[]

— Если «сказкой» ты любезно называешь беседу о наших делах, тогда расскажу. Но сначала, если тебе не очень трудно, угости меня замечательным напитком, который ты неоднократно добывал из Щели между Мирами на протяжении нашего путешествия, — попросил он.

— Чаю хочешь? — улыбнулся я, пряча руку под стол. — Хорошее дело. Вот только обстановка не слишком располагает…

_________________________________________________

О прекрасной ведьмочке Ули и других членах этой «семейки Адамс»[]

Я уютно устроился на ступеньках лестницы, ведущей наверх, в ту самую башню, куда мне не советовала соваться бабушка Фуа. Даже чашку кофе из Щели между Мирами извлек, чтобы мыслительный процесс стал совсем уж приятным занятием. Сделал глоток ароматного крепкого напитка, прислонился затылком к стене, с удовольствием ощутив ее прохладную твердь. И снова принялся думать: о прекрасной ведьмочке Ули, ее пропавшем братце Урмаго, злодее Маркуло и других членах этой «семейки Адамс».

_________________________________________________

Синяя птица[]

За время нашего отсутствия амобилер Шурфа превратился в огромное птичье гнездо. Несчастная машина была погребена под грудой веток, камней и сухой травы. В гнезде сидела большая птица с орлиным клювом, оперением ультрамаринового цвета и блестящими оранжевыми сердитыми глазами. Вместо того чтобы вежливо поздороваться, крылатая экспроприаторша зашипела на нас, как змея, и угрожающе захлопала крыльями.

— Мамочки! Синяя птица! — воскликнул я, невольно отступая на шаг от гнезда.

Шурф не понял причину моих бурных эмоций: Метерлинка я ему из Щели между Мирами пока не извлекал.

— Это и есть птица сыйсу, Макс, — сказал он. — Ты их никогда прежде не видел? Впрочем, неудивительно: они предпочитают жить в безлюдных местах.

Лабиринты Ехо. Болтливый мертвец. «Книга огненных страниц».[]

Ничего больше мне не хотелось[]

— Еще бы! — согласился сэр Кофа. — Отправляй свое семейство куда-нибудь в Тулан: там-то уж они точно будут в безопасности. — Он обернулся к Кекки и строго сказал ей: — Тебя это тоже касается, леди. И не спорь. От тебя здесь все равно никакого толку не будет.

— Я так не думаю, — несчастным голосом возразила она.

— Хочешь об этом поговорить? — Кофа обнял ее за плечи, и они вышли в коридор.

Мелифаро и Нумминорих торопливо последовали за ними.

Я посмотрел им вслед, а потом осознал, что остался один, и вернулся в свое кресло. Теперь можно было никуда не уходить, а просто извлечь из Щели между Мирами чашку крепкого кофе и сигарету. Ничего больше мне сейчас не хотелось, и я подозревал, что еще долго не захочется. Желудок противно ныл от одной только мысли о еде.

Все рушилось, и я никак не мог понять, почему оно рушится: сама по себе ситуация по-прежнему не казалась мне безвыходной: выкручивались же мы как-то до сих пор…

_________________________________________________

— Вы как хотите, а я буду пить кофе,[]

— объявил я, проворно вытаскивая чашку из Щели между Мирами. — Если вам это очень мешает, можете меня убить. Иных вариантов не существует.

— Делай что хочешь, — Джуффин брезгливо пожал плечами. — Только стол мне не запачкай.

Это тоже было нечто новенькое. Прежде шеф никогда не поднимал шум из-за бардака на своем столе: зачем тратить слова, когда можно просто вызвать какого-нибудь из младших служащих и ликвидировать безобразие!

— Ладно уж, как-нибудь не запачкаю, — вздохнул я, извлекая из Щели между Мирами здоровенную бумажную салфетку.

Джуффин одобрительно наблюдал, как я раскладываю эту «простыню» на столе. Кажется, он и правда опасался, что я загажу его суверенную территорию. Ну, дела…

_________________________________________________

— Иди проветрись, сэр Макс,[]

— добродушно сказал Джуффин. — Прогуляйся или перекуси — когда еще доведется! На трактиры, правда, рассчитывать больше не приходится, но ведь Щель между Мирами никуда от тебя не делась…

Лабиринты Ехо. Лабиринт Мёнина. Белые камни Харумбы.[]

Book 24-26 LabirintMyonina.jpg

Очередную коробку «контрабандных» сигар — Бубуте Боху[]

Кроме того, мне полагалось ввести Мелифаро в курс нескольких мелких дел, расследование коих почему-то входило в сферу моей компетенции; вызвать Нумминориха из внеочередного отпуска, каковой он получил исключительно по причине моей личной симпатии к его семейству; вручить очередную коробку «контрабандных» сигар из Щели между Мирами генералу городской полиции Бубуте Боху, чьи отношения с Тайным Сыском в последнее время опять начали усложняться… Ох, список мелких, но обязательных дел, каковые мне, по идее, полагалось привести в порядок перед отъездом, был настолько велик, что даже не умещался в моей бедной голове!

_________________________________________________

Отъезд Нуфлина[]

Короче говоря, я принялся «вытаскивать из пруда» очередную «рыбку». Кое-как устроился на дне корзины. Единственное одеяло, которое я в последний момент запихнул в сумку, оказалось слишком тонким, а запасных, как выяснилось, никто сюда не положил. А лезть в Щель между Мирами в поисках пледа мне было не с руки. Не до жиру: тут с одним чудом справиться бы…

_________________________________________________

«Неужели киты?»[]

Я добыл из Щели между Мирами чашку крепчайшего эспрессо, несколько крошечных галет, вроде тех, что подают в некоторых забегаловках в качестве бонуса, и сигарету. Но через несколько минут мне пришлось брезгливо испепелить остатки этого скромного завтрака: я не чувствовал ни вкуса, ни аромата, только легкую тошноту, похожую на первый приступ морской болезни.

Чтобы немного прийти в себя, я поднялся на ноги, выглянул в одно из маленьких смотровых окошек и невольно заулыбался: далеко внизу переливалась в сумрачном свете пасмурного дня жемчужная пыль фонтанов.

«Неужели киты?» — изумился я и почти незаметным волевым усилием заставил летающий пузырь опуститься пониже.

_________________________________________________

У стен Города Мертвых[]

Некоторое время я с удовольствием рылся в Щели между Мирами, предвкушая роскошный ужин. В присутствии Нуфлина у меня не было никакого желания пировать — хотя бы потому, что он сам ничего не ел. Но увы, большой жратвы опять не получилось. Уж очень я нервничал, предвкушая долгую ночь у стен Города Мертвых.

Я попробовал было подманить птиц из рощи, демонстративно разбрасывая вокруг аппетитные куски пирожков, но они не обращали внимания ни на меня, ни на мое угощение, так что в конце концов я почувствовал себя призраком.

Лабиринты Ехо. Лабиринт Мёнина (книга и повесть)[]

Ничего не получается[]

— Хорошо дружить с великими колдунами вроде тебя, чудовище! — бодро заявил Мелифаро. — Сейчас ты сунешь свою загребущую лапу в Щель между Мирами и извлечешь оттуда гору теплых одеял и вкусной еды. И, возможно, после этого жизнь перестанет казаться мне неудавшейся шуткой необразованного идиота!

— Сначала обратись к своему сердцу и спроси его: достоин ли ты получать блага из рук человека, которого то и дело обзываешь чудовищем? — добродушно проворчал я.

— Оно говорит, что достоин! — сообщил Мелифаро после секундной паузы.

— Экое бессовестное у тебя сердце! — усмехнулся я. Спрятал руку под полой Мантии Смерти и приступил к обычной процедуре проникновения в Щель между Мирами, которая уже давно стала для меня самым надежным источником всяческих жизненных благ.

Грешные Магистры! У меня ничего не получилось. Ни-че-го-шень-ки!

_________________________________________________

Качели, карусели, музыка[]

— Обижаешь! — хмыкнул Мелифаро. — Меня сам сэр Кофа учил: ремесло карманника — азы нашей работы. Это только ты у нас такой гений, что Миры создавать научился прежде, чем стрелять из бабума, а рыться в Щели между Мирами тебе проще, чем в чужих карманах.

— Да, я у нас гений, — скромно подтвердил я. — Ладно, валяй. Кидай к моим ногам чужие кошельки, я не рассержусь.

Но согрешить нам так и не привелось. Судьба решила во что бы то ни стало оберегать нашу нравственность, и без того сомнительную, от разлагающего влияния насущной необходимости.

_________________________________________________

Жизнь прекрасна, и она только начинается![]

— Да, о магии я как-то не подумал, — согласился я. — Там, в Лабиринте, приходилось обходиться без нее. Вернее, без той разновидности магии, которая мне знакома. Даже Щель между Мирами выпотрошить не удалось ни разу, а ведь я так старался! Только и счастья, что в жабу ядом плюнул… правда, это не помешало ей нас раздавить. Скорее уж наоборот, поспособствовало, — я гадливо передернул плечами и решительно приказал сам себе: — Все, хватит ныть. Жизнь прекрасна, и она только начинается!

Гнёзда Химер. Хроники Овётганны. Глава 3: Урги[]

Book 27 GnezdaXimerOvetganna.jpg

– Ты не хочешь остаться и не можешь уйти? Кто бы мог подумать, что такое возможно! Но нам показалось, что тебе уже доводилось открывать Двери между Мирами…

– Доводилось. Только я никогда прежде не делал это самостоятельно. Мне помогали. Мои учителя, мудрые всемогущие умники, до сих пор всегда оказывались рядом, когда это требовалось, а вот сейчас за моей спиной никого нет, и это в корне меняет дело… Я же вам сказал: с тех пор как я обнаружил себя в камине Таонкрахта, у меня ничего не получается. Какие уж там Двери между Мирами, я вообще ни на что не гожусь! Сигарету из Щели между Мирами добыть не могу…* Может быть, потому что я попал сюда не по собственной воле, а в результате чужих экспериментов? Так бывает?

– Все бывает, – неопределенно согласились Урги.

* В авторском варианте книги "Гнёзда Химер. Хроники Хугайды" ссылка на Щель между Мирами отсутствует. Эта часть диалога написана так:

Какие уж там Двери между Мирами – я вообще ни на что не гожусь! Может быть потому,
что я попал сюда не по собственной воле, а в результате чужих экспериментов… Так бывает?

"Энциклопедия мифов", Том 2: К-Я, глава 157. Ясон.[]

Book 30 EncyclopediaMifovK-Ya.jpg

А пока я иду вниз по булыжным ступеням улицы-лестницы, спускаюсь к озеру, мимо которого проложена автомобильная трасса. Я, конечно, помню, как добирался сюда электричкой, но теперь в моем рукаве имеется не то запасной козырный туз, не то и вовсе джокер: где-то там, на обочине я (не гипотетический выдуманный «двойник», а именно я!) припарковал арендованный в Мюнхене автомобиль, и это – отличная новость. Сидеть за рулем я по-прежнему люблю куда больше, чем шастать по тараканьим щелям между мирами. Впрочем, можно не сомневаться: и автомобилей, и щелей на моем веку будет, вероятно, в избытке. Что ж, стерпится – слюбится…

Хроники Ехо. Чуб земли.[]

Book 32-33 ChubZemli.jpg

Беспомощность и могущество[]

К тому моменту, о котором пойдет речь, за плечами у меня уже было несколько непростых, почти безнадежных дел, с которыми я, как ни странно, успешно справился. Победил пару-тройку призраков и просто могущественных злодеев, живых и мертвых, — между прочим, некстати ожившие покойники какое-то время считались чуть ли не основной моей специальностью. Почти случайно распутал не одну дюжину головоломок, научился плеваться смертельным ядом, прогулялся по Темной Стороне, между делом стал царем маленького кочевого народца, худо-бедно научился управляться с волшебными талисманами и доставать нужные вещи из Щели между Мирами. До сих пор не очень понимаю, как у меня все это выходило, но выходило, факт… Впрочем, в ту пору это было мое нормальное состояние: я шутя проделывал всякие невероятные вещи и упорно не понимал, как у меня это все получилось. К чести моей следует сказать, я знал себе цену и ни на минуту не забывал, что как был дураком, так им и остался. Но и могущество собственное осознавал вполне; при этом не решался спрашивать себя, откуда оно, черт побери, взялось?! И понятия не имел, каким образом эти прекрасные крайности, беспомощность и могущество, ухитрились назначить друг другу свидание не где-нибудь, а именно под покровом моей шкуры. Всякое новое поручение будило во мне гремучую смесь ужаса, любопытства и энтузиазма: в глубине души я тогда был уверен, что справлюсь с чем угодно, хотя понятия не имел как.

_________________________________________________

Такой уникальный опыт[]

Я покачал головой.

— Теперь-то я как раз ничего не понимаю. Думал, что нужен вам просто так, для компании, на худой конец — в качестве метателя Смертных Шаров и добытчика экзотического пропитания из Щели между Мирами. Но если дорожная скука вам не грозит, а колдовать на Муримахе нельзя, какой от меня прок?

— Ну как же, — удивился Гуриг. — Вы же с рождения и до недавних пор как-то обходились без магии — и ведь выжили, не пропали. Такой уникальный опыт…

Я не знал, плакать мне или смеяться. С одной стороны, логика Короля была мне понятна. И, черт побери, он был совершенно прав — теоретически. Но в том-то и дело, что только теоретически: бедняга не знал, на кого напоролся. Прежде чем чудесным образом попасть в Ехо, я был обычным горожанином, который дня не может прожить без электричества, газа и горячей воды. То есть мог, конечно, но яростно не хотел.

_________________________________________________

Сборы в поход[]

Лаюки пересекла зал, немного повозилась в дальнем углу и распахнула передо мной дверь, настолько маленькую, что входить в совершенно пустую комнату, освещенную тусклым голубым светом пыльного стеклянного шара, мне пришлось согнувшись в три погибели. Впрочем, внутри было вполне уютно, из круглого окошка под потолком дул теплый душистый ветер, а вместо скверной дворцовой камры я добыл себе из Щели между Мирами чашку наикрепчайшего ристретто и кувшинчик сливок — отличное сочетание, если не смешивать, а пить попеременно, глоток за глотком.

Этим я и занялся — для начала.

Возня со Щелью между Мирами отняла у меня не полчаса, а добрых полтора. Известное дело: когда я начинаю спешить, вместо нужных вещей из этой чертовой Щели появляются только разноцветные зонтики да старые подшивки «Книжного обозрения» — именно то, что мне позарез требуется во всякий миг бытия, ага.

Многократно выругавшись и трижды перекурив, я наконец взял себя в руки, сосредоточился, и дело пошло. В первую очередь я достал пару дюжин коробков спичек, добрый десяток зажигалок и — вот уж не ожидал от себя такой предусмотрительности! — газовый баллончик для их заправки. Запасся сигаретами, даже упаковать их в непромокаемый мешок вовремя додумался. С огромным трудом, но разжился-таки четырьмя рюкзаками. Два, честно говоря, были так себе — старомодные конструкции родом из моего школьного детства, третий — поновее и поудобнее, но не слишком вместительный, зато четвертый рюкзак оказался настоящим совершенством: огромный, с жесткой спинкой, толстыми поролоновыми лямками, кучей полезных ремешков и удобных карманов. Сколько я ни бился, но добыть еще пару таких же не смог, только пополнил коллекцию зонтиков, масштабы которой и без того приводили меня в ярость. Пришлось махнуть на это дело рукой, перекурить и заняться поиском других необходимых вещей. Сообразить бы еще, что именно нам может понадобиться, но тут приходилось полагаться скорее на интуицию: опыта туристических походов у меня не было вовсе.

В результате я явил восхищенным взорам своих будущих спутников маленький походный примус, легкий и вместительный котелок с крышкой, непромокаемый пластиковый тент, спасательный круг, электрический фонарик с запасом батареек и — изощренное злодейство! — набор быстрорастворимых пакетных супов. Было опасение, что, когда мы пустим супчики в ход, меня сочтут отравителем, но житейский опыт настойчиво твердил: такой энзэ никогда не помешает. Все лучше, чем по берегам ручьев на лягушек охотиться, в случае чего. Впрочем, бутылку бренди и пару дюжин плиток шоколада я тоже припас, вовремя вспомнив, что его берут в походы ради драгоценных калорий.

Сложив к ногам Короля эту груду сокровищ, я торжественно изрек:

— Еще надо взять спальные мешки, топор, несколько мотков веревки… и да поможет нам Бог!

— Кто-кто? — неожиданно заинтересовался Магистр Моти.

— Неважно кто, — вздохнул я. — Лишь бы помог.

_________________________________________________

Утро перед отправкой[]

Мои новые знакомые не то чтобы смущались, скорее приглядывались ко мне: что за хрен с горы такой? Я бы с радостью развлек их какими-нибудь байками, но утро — не мое время, а четыре часа сна — несколько меньше, чем требуется моей голове для обретения хоть какого-то подобия ясности, бальзам Кахара, глоток которого способен привести меня в норму даже после бессонной ночи, я, разумеется, оставил дома, а попросить порцию у все той же леди Лаюки почему-то постеснялся. Не дали — значит, не положено, — так я рассудил. Со мной бывает.

Поэтому я с нетерпением ждал окончания трапезы. Сам я почти ничего не сделал для приближения этого прекрасного момента: у меня не только хорошего настроения, но и аппетита по утрам не бывает. Подавившись первым же глотком скверной дворцовой камры, выудил из Щели между Мирами пару чашек эспрессо. Новые знакомые взирали на мою волшбу без особого любопытства, вопросов не задавали и вообще вели себя так, будто ничего из ряда вон выходящего не происходит. Надо полагать, не такого еще навидались.

Наконец Магистр Моти искоса поглядел на часы и буркнул: «Ну что, можно бы потихоньку…» Леди Лаюки энергично закивала и принялась носиться по комнате (слово «потихоньку», мягко говоря, не слишком подходило для описания ее поведения), а потом и вовсе пулей вылетела вон. Вскоре вернулась, волоча за собой все четыре рюкзака. Они были набиты так плотно, что я содрогнулся: все же как минимум один предстояло нести мне.

_________________________________________________

Прибытие на Муримах[]

Теперь мы были похожи на маленькую банду разбойников; великолепная леди Лаюки, ясное дело, выглядела атаманшей: в отличие от нас, она была вооружена до зубов.

Однако никто не торопился пускаться в путь. Магистр Моти восседал на песке и неспешно набивал две трубки — себе и Гуригу, который, в свою очередь, прогуливался вдоль кромки воды и, страшно сказать, наполнял карманы разноцветными ракушками. Леди Лаюки достала из самого большого рюкзака мой походный примус, попросила меня разжечь огонь, набрала в котелок морской воды, благо она здесь пресная, почти дистиллированная, и принялась заваривать травяной чай. Я только теперь сообразил, что камры мне не видать до конца похода: все же для ее приготовления требуется немножко поколдовать, иначе выйдет горькая дрянь, которую в рот взять невозможно. И в Щель между Мирами за чашкой эспрессо не полезешь: нельзя. Пришлось довольствоваться заранее припасенной сигаретой; впрочем, это было чертовски кстати.

_________________________________________________

У Отшельника[]

— Ну и что он будет делать с деньгами? — Магистр Моти укоризненно покачал головой. — Он же на рынок не ходит… Можно, конечно, просто что-нибудь утащить, но как-то это нехорошо, по-моему.

— Да, некрасиво, — согласился Король.

— А если оставить не деньги, а что-нибудь полезное? — предложила Лаюки. — У нас есть кое-какая запасная одежда; по крайней мере, мои лоохи будут ему более-менее впору. Имеется лишний спальный мешок — я взяла на всякий случай. Что еще… А, ну да, эти смешные штуковинки для добывания огня, которые сэр Макс из Щели между Мирами достал, — их же у нас в избытке! А вещь для лесного жителя полезная.

_________________________________________________

Мир больше не вывернут наизнанку[]

— Все очень хорошо, — сказал я минуту спустя, когда оклемался окончательно и понял, что так распрекрасно не чувствовал себя никогда в жизни — ну разве что в детстве. — Более чем хорошо. Страшно даже. Покурить, что ли?

— Непременно, — серьезно, тоном лечащего врача подтвердил Гуриг. Немного помолчал и добавил: — Знаете, сэр Макс, я много слышал об удивительных напитках, которые вы достаете из Щели между Мирами. То есть поймите меня правильно, я вовсе не хочу вас утруждать, но на всякий случай имейте в виду: колдовать уже можно. Сколько угодно. Моя миссия завершена, Мир больше не вывернут наизнанку, и для нас с вами началась нормальная человеческая жизнь.

— Так это же меняет дело!

Я так обрадовался, что думать забыл о пережитом потрясении. «Можно колдовать» — это означало, что несколько минут спустя я буду пить кофе — при условии, что за время вынужденного бездействия не потерял квалификацию, конечно. Но я в себя верил.

— Хотите попробовать кофе? — спросил я Короля. — Напиток очень на любителя, конечно, но вдруг вам понравится? А если не понравится, попробуем чай, ну или хоть лимонад какой-нибудь…

— Я с радостью попробую и кофе, и чай, и… как его… мулинад? — и вообще все, что вы сможете добыть, — заверил меня Король.

Его энтузиазм был безграничен. Я накрыл руку полой лоохи, сосредоточился на мысли о чашке капуччино — и понеслось. В течение ближайших полутора часов я извлек из Щели между Мирами все обещанные напитки, а кроме них апельсиновый сок, молочный коктейль, бутылку рома, калабас с мате, кувшин грушевого сидра, чашку горячего шоколада и кастрюлю вишневого компота в придачу. Гуригу понравилось все, кроме рома: дескать, слишком крепок. Я вежливо с ним согласился и припрятал бутылку за пазуху, для Лаюки с Моти. Почему-то не сомневался, что ребята оценят этот поступок по достоинству.

_________________________________________________

Перед возвращением с Муримаха[]

На рассвете мы отправились в путь, а вечером вышли на побережье. До прибытия корабля оставалось еще несколько часов; угостив своих спутников отличным экзотическим ужином, добытым из Щели между Мирами, и донельзя утомившись показательно-дружелюбной атмосферой, царившей у костра, я почти неожиданно для себя вдруг спросил: не будет ли Его Величество возражать, если я вернусь в Ехо прямо сейчас, воспользовавшись Темным Путем? Дескать, Малое Тайное Сыскное Войско без меня совсем загибается: камра не допита, позавчерашние газеты не читаны — словом, отечество в опасности.

Гуриг не только не возражал, он, кажется, даже обрадовался.

— Конечно, сэр Макс. В любом случае на корабле у меня почти не будет времени на беседы с вами, так что вы просто потеряете впустую еще полдюжины дней, а я не получу от этого никакого удовольствия.

Хроники Ехо. Властелин Морморы[]

Book 34 VlastelinMormory.jpg

Высокая честь[]

Тут вот как все устроено: у каждого, кто успешно практикует Истинную Магию, рано или поздно наступает такой прекрасный и познавательный период жизни, когда границы между разными реальностями становятся зыбкими и проницаемыми, океан Хумгата шумит чуть ли не за каждой неплотно прикрытой дверью, а Щель между Мирами готова разверзнуться прямо у тебя за пазухой. И, кстати, нет никаких гарантий, что оттуда не появится волосатая лапища Неизвестности, которая как раз собралась накрошить себе салат из полудюжины любителей магических приключений, а ты — первый в ее бальном списке. Высокая, между прочим, честь, это надо понимать и не жаловаться.

Хроники Ехо. Неуловимый Хабба Хэн[]

Book 35 NeulovimyjHabbaHen.jpg

Велосипед из Щели между Мирами[]

На этом месте меня осенило. По крайней мере, я был склонен счесть посетившую меня безумную идею именно озарением. Рассуждал я примерно так: плохо мне было после супа Отдохновения, это да. Но, теоретически, двигаться-то я мог? Если бы, скажем, дом горел и пришлось спасаться бегством? А что ж, встал бы как миленький, хоть и без особого энтузиазма. Надо – значит надо, некоторые элементарные вещи я даже в том состоянии прекрасно осознавал.

Вдохновленный воспоминаниями, я вскочил и принялся метаться по гостиной, благо ее размеры позволяли развернуться. Хоть велосипед из Щели между Мирами добывай для путешествий по собственному дому.

«Если съесть не целую тарелку супа Отдохновения, как в тот раз, а, скажем, одну ложку, ну, или две – наверное, мне будет не так уж плохо, – думал я. – На ногах небось устою, и ладно. А что, быстренько довести себя до состояния, когда вообще ничего не хочется, и отправиться на поиски этого безумного Магистра Хаббы Хэна. Будет трудно, но оно того стоит. Суп Отдохновения – мой единственный шанс!»

_________________________________________________

Макс и Шурф готовятся к Обмену Ульвиара[]

Хозяин кабинета явился, как и обещал, через четверть часа. Или даже раньше. Факт, что я еще не допил утренний кофе, который благополучно извлек из Щели между Мирами. Курить мое впавшее в детство тело наотрез отказывалось, зато клянчило сладкого, но раздобыть ему пирожное я так и не успел. А потом стало не до того.

_________________________________________________

Макс и Шурф готовятся к Обмену Ульвиара (продолжение)[]

В связи с благополучным возвращением прежнего облика мне срочно требовалась нормальная человеческая одежда, но взять ее было негде, а попросить о помощи некого: сэр Шурф опять куда-то запропастился. Я, конечно, мог послать ему зов, но решил сперва спокойно выпить кофе. И съесть, что Щель между Мирами пошлет. И закурить – наконец-то! Повзрослевшее тело сразу же вспомнило все свои прежние привычки, и теперь каждая его клеточка истошно вопила, требуя кофеина и никотина – хорошо хоть, не большой и чистой любви. В этом вопросе я сейчас не смог бы ему помочь. А вот извлечь из Щели между Мирами чашку капуччино и пачку сигарет – запросто. Все-таки я невероятно могущественный колдун, сам иногда поражаюсь.

_________________________________________________ Макс и Шурф готовятся к Обмену Ульвиара (окончание)

Так мы и проводили время. Шурф работал в поте лица – толок что-то в ступе, гремел котлами, кидал в кипящую воду невнятные куски неизвестно чего, месил и раскатывал скалкой крутое черное тесто. А я пялился на него во все глаза, нервно курил одну сигарету за другой и добывал напитки из Щели между Мирами.

Когда я наконец решил, что теперь так будет всегда – ну, подумаешь, застряли два хороших человека в довольно скучном моменте времени, как мошки в капле смолы, с кем не бывает, – Шурф наконец разогнул спину и отправился мыть руки. Я понял, что дело сделано, и чуть не умер на месте, не то на радостях, не то от страха, сам не мог разобраться.

_________________________________________________

Нарды из Щели между Мирами, или "В ожидании конца"[]

(конца эксперимента, разумеется - R.)

Предоставленные самим себе, мы с Шурфом засели в моей бывшей квартире на улице Старых Монеток. Пили камру и играли в нарды, которые я по такому случаю извлек из Щели между Мирами. Когда играешь сам с собой, нет ничего лучше, чем кидать кости. Хоть какое-то подобие азарта.

Окончательно смирившись с необходимостью снова носить осточертевшую маску, сэр Шурф имел вид мученика и героя. Впрочем, он заранее предвкушал грядущую возможность повторить удовольствие при первом же удобном случае; эта перспектива переполняла его свойственным мне легкомысленным оптимизмом. А я ждал финала нашего эксперимента, сгорая от сугубо научного любопытства: как это будет происходить?

Хроники Ехо. Ворона на мосту.[]

Book 36 VoronaNaMostu.jpg

Не только Макс и Маба. Джуффин тоже.[]

Кеттариец это, наверное, почувствовал и милосердно сменил тему. Стал многословно рассказывать, какой прекрасный завтрак ждёт нас обоих и как это важно в наше смутное время — всегда иметь под рукой хороший продовольственный запас. Откуда-то — мне показалось, что из рукава, но я не был до конца в этом уверен — извлёк небольшую сковородку и водрузил её на левую ладонь. На кончиках его пальцев вспыхнуло пламя, на сковороде зашипело невесть откуда взявшееся масло. Правой рукой он выудил из-под стола небольшую рыбку, уже безголовую и выпотрошенную. Швырнул добычу на сковороду, пока она жарилась, достал оттуда же, из-под стола, большое блюдо из прозрачного красного стекла, а вслед за ним — ещё одну рыбину.

Я смотрел на него во все глаза. Пламя на кончиках пальцев — дело обычное, я сам такими фокусами в детстве любил развлекаться. Но откуда он брал рыбу? Предположив, что она все утро лежала под столом, я тут же отбросил гипотезу как негодную: я бы непременно учуял запах.

— Откуда рыба? — наконец, спросил я.

Меня, конечно, бесила необходимость все время о чем-то его спрашивать, я не привык быть в положении невежды, но любопытство оказалось сильнее гордости.

— Честно? Понятия не имею, откуда эта рыба, — ухмыльнулся Чиффа, выкладывая её на блюдо. — Видишь ли, дела обстоят так: я могу в любой момент добыть то, что мне необходимо, но не проследить, откуда я это беру. Мой учитель был куда более совершенным существом, на твой вопрос он непременно ответил бы примерно так: «Эту рыбу полчаса назад поймала и почистила старуха отшельница по имени Мхгранг, которая живёт на берегу прозрачного зеленого озера, в мире, освещённом лучами четырех маленьких солнц; ближайшая к её дому деревня называется Зейддластдхирр, там селятся скотоводы и заклинатели аистов; три года назад в тех краях было наводнение, но теперь там все в порядке, только старая Мхгранг с досадой оглядывается по сторонам в поисках рыбы, думает, её утащил чей-то беглый младший брат, меч Кройхха ему в задницу!» Но мне до него пока далеко. Поэтому приходится говорить тебе скучную правду: я не знаю.

— Дырку над тобой в небе, — мрачно сказал я и отодвинул блюдо с рыбой подальше. Хотя пахла она, конечно, соблазнительно.

— Напрасно отказываешься. Нет ничего полезнее, чем еда из иной реальности. Неужели боишься попробовать?

Я как-то не подумал, что моя брезгливость больше похожа на робость. Показаться трусом я уж точно не хотел, поэтому пересилил себя и съел кусок этой грешной рыбы. Кажется, никогда в жизни я не ел ничего более вкусного; впрочем, сейчас я понимаю, что дело не в самой рыбе и даже не в кулинарном искусстве моего гостеприимного хозяина, просто действительность в кои-то веки оказалась много лучше моих ожиданий. Неудивительно, что я набросился на угощение, как бешеный пёс. Если я подсчитаю, сколько съел этих рыбин, и назову вам точное число, оно, пожалуй, будет выглядеть наименее правдоподобной частью моего повествования.

Чиффа расторопно снабжал меня добавкой и выглядел чрезвычайно довольным. Наконец заметил:

— О, да ты ни в чем не знаешь меры! Такая цельность натуры заслуживает восхищения.

Эти слова почему-то не показались мне насмешкой. Возможно, я просто уже привык к его манере говорить.

— Ладно, — решил он наконец. — Хватит с тебя, пожалуй. Делом пора заняться.

Это прозвучало столь обыденно, что я с готовностью поднялся из-за стола, даже не вспомнив, сколь угрожающе звучали его смутные речи про Хумгат. Впрочем, теперь я понимаю, что тогдашним спокойствием и бесстрашием я был всецело обязан хорошему завтраку. Впоследствии я не раз убеждался, что пища, которую сведущий колдун добывает из Щели между Мирами, действует не хуже самых забористых колдовских зелий. Сэр Макс — единственный, кому на моей памяти удавалось порой извлекать оттуда совершенно бесполезную и безвкусную дрянь, но это, как я понимаю, случалось с ним только в самом начале обучения, а с новичками ещё и не такое бывает.

Хроники Ехо. Дар Шаванахолы[]

Book 39 DarShavanaholy.jpg

Не можешь петь, так пей! (с)[]

После того, как мои гости разъезжались по домам, а прекрасные царицы кочевников вприпрыжку удалялись в свои опочивальни, сэр Шурф покидал подвал с очередной книгой под мышкой и со всеми удобствами устраивался в гостиной. Я редко приставал к нему с разговорами, не хотел мешать, но его присутствие само по себе действовало на меня благотворно, а пример напоминал, что прежде я и сам считал чтение одним из лучших способов коротать ночи. Так что я тоже утыкался в очередной том Энциклопедии Мира, которая отчасти примиряла меня с отсутствием в Соединенном Королевстве литературной традиции, хоть сколько-нибудь напоминающей беллетристику. Прежде эта проблема совершенно меня не волновала, я и газеты-то читать не успевал. Но теперь, когда у меня вдруг появилась куча свободного времени и одновременно пропала восхитительная способность добывать все, чего душа пожелает из Щели между Мирами, я то и дело проклинал местных литераторов, так и не потрудившихся изобрести роман. Хотя, казалось бы, что может быть проще для людей, оснащенных самопишущими табличками.

_________________________________________________

Книга - лучший подарок[]

— Ты все-таки самый удачливый человек из всех, кого я знаю, — Шурф покачал головой, как мне показалось, укоризненно. — Зайти в книжную лавку именно в тот день, когда там появилась столь уникальная редкость. И при этом иметь достаточно денег, чтобы купить ее, не считаясь с ценой. Просто для развлечения.

— Развлечение — это жизненно важно, — заметил я. — По крайней мере, для меня. Сейчас. Впрочем, нет, всегда. Но самый удачливый человек в Мире — это все-таки не я, а ты. Книгу я уже прочитал. Следовательно, она твоя.

К тому времени мы с Шурфом Лонли-Локли побывали в самых разных переделках. Включая путешествие на изнанку Темной Стороны замка Рулх, которой, теоретически, вообще не существует. И жизнь я ему пару раз спасал, было дело. Практически случайно, но все-таки. И даже книги из Щели между Мирами я для него доставал — примерно такие же несуществующие и невозможные, как изнанка Темной Стороны. Однако никогда прежде он не смотрел на меня с такой смесью восхищения и благодарности. Я, конечно, надеялся, что Шурф обрадуется подарку, но совершенно не ожидал такого эффекта. Подумаешь, букинистическая редкость. Небось и покруче есть.

_________________________________________________

Если уж это получилось, значит и все остальное станет, как раньше[]

На этой печальной ноте Гюлли Ультеой надолго умолк, а я полез в карман за сигаретами. Там было пусто. Тогда я извлек сигарету из Щели между Мирами, закурил и только потом изумился: в последнее время этот фокус был мне совершенно недоступен, как и все прочие чудеса. Сэр Махи Аинти предупреждал, что на восстановление сил мне может понадобиться несколько лет; Джуффин со свойственным ему оптимизмом предполагал, что уже через пару дюжин дней все устаканится, но я, честно говоря, был уверен, что шеф заботится скорее о бодрости моего духа, чем об истине, и даже не пытался ничего делать, опасаясь приобрести опыт неудач, вернее, выработать у себя привычку к неудачам. А оно вон как, оказывается. Добывать необходимые вещи из Щели между Мирами совсем непросто, до сих пор подобные трюки давались мне с трудом и далеко не всегда с первой попытки.

«Если уж это получилось, значит и все остальное станет, как раньше. Или уже стало», — думал я. И был неописуемо счастлив.

_________________________________________________

Книга Несовершённых Преступлений[]

— Хотите сказать, книга до сих пор у Бубуты? — оживился Джуффин. — Тогда все в порядке. Сейчас мы на него сэра Макса напустим. Против обаяния нашего сэра Макса ни один генерал не устоит!

Это была чистая правда. Дело, конечно, не в моем обаянии. И даже не в том, что однажды нас с Мелифаро угораздило спасти Бубуту от превращения в кусок паштета3 — даже не знаю, можно ли выдумать смерть страшнее. Однако, все это меркло в сравнении с сигарами, которыми я регулярно его угощал. Говорил, что их мне присылают из далекого Шиншийского Халифата, а на самом деле, конечно, просто таскал из Щели между Мирами. Сигары были самой большой Бубутиной страстью, он даже на любимую жену с такой нежностью не смотрел, как на это вонючее курево. И я, его единственный поставщик, мог вить из вздорного генерала веревки. Чем и занимался всякий раз, когда Тайному Сыску что-то от него требовалось.

3 Речь о событиях, описанных в повести «Король Банджи».

_________________________________________________

На пороге Незримой Библиотеки[]

Самое поразительное, что меня Господин Почтеннейший Начальник так и не побеспокоил. Хотя, по идее, для того, чтобы собирать информацию о Кофиных бывших подчиненных, их обильном потомстве и практически бесчисленных человеческих связях, вовсе не требовалось могущества, которое я, бедняжечка, столь невовремя — тьфу ты, наоборот, вовремя — утратил. Так я рассуждал, машинально доставая из-под ковра, то есть, из Щели между Мирами чашку кофе. Сперва добыл его и сделал несколько глотков, и только потом осознал, что у меня снова все получилось, как в старые добрые времена, только еще быстрее. Утраченное могущество, похоже, сидело рядом, как верный пес, умильно заглядывало в глаза, виляло хвостом, всеми доступными способами подавая сигналы: я уже тут! А я был готов умолять: пожалуйста, только не сейчас, меня же шеф сразу на службу вернет. Плакали тогда мои ночные визиты в подвал. А я даже познакомиться ни с кем, кроме Гюлли Ультеоя, не успел. И ни одной книжки из Незримой Библиотеки не прочитал. Даже не представляю, как выглядит этот процесс.

_________________________________________________

Посвящение Шурфа в тайну Незримой Библиотеки[]

Лонли-Локли задумался. Наконец сказал:

— Не вижу особых проблем. Ты можешь наложить на меня одно из заклятий, препятствующих разглашению тайны. Нарушивший запрет немедленно погибает — в муках, или без, в зависимости от выбранного заклинания. Следовательно, у меня не останется выбора. И, как все лишенные выбора, я стану совершенно свободен — от чувства долга, принципов, служебных обязательств и, по большому счету, от самого себя.

— Ну ничего себе, — опешил я. — С чего ты взял, что я смогу?

— Я знаю, что ты еще никогда ничего подобного не делал. Но это как раз довольно просто. Я тебя научу.

— Так я же сейчас ни на что не способен, — напомнил я.

— Я тоже так думал. До тех пор, пока ты не вытащил сигарету из Щели между Мирами — машинально, в ходе беседы. А потом еще одну, для меня. Кстати, я прекрасно помню, что прежде эти действия отнимали у тебя гораздо больше времени и внимания. Следовательно, твои способности восстановились настолько, что о сорок шестой, или даже пятьдесят третьей ступени Очевидной магии — здесь, в непосредственной близости от Сердца Мира — можно не беспокоиться.

_________________________________________________

Встреча с Магистром Шаванахолой[]

Магистр Шаванахола истолковал мое замешательство по-своему.

— Возможно, вы разберетесь с собой гораздо раньше, — утешил меня он. — Но одно я вам могу сказать уже сейчас: вот это преувеличенное чувство ответственности за все, что, как вам кажется, вас касается, несомненно, одно из ваших фундаментальных свойств. Большое благо для всех, кто рядом с вами, но, боюсь, не для вас самого. Все, что тут можно сделать, — постараться превратить это свойство из источника непрерывной душевной смуты в дополнительный повод действовать с максимальной эффективностью.

Я молча кивнул. Сказанное было столь же верно, сколь и неосуществимо. По крайней мере, пока.

Какое-то время мы сидели, думая каждый о своем. Я почти машинально сунул руку под скатерть и достал из Щели между Мирами чашку капучино. Удивился собственной прыти, поставил добычу на стол. Спросил гостя:

— Хотите кофе?

— С удовольствием, — кивнул он.

Сделал несколько глотков, задумчиво покачал головой.

— Как много все-таки зависит от места действия. Объективно говоря, капучино, в лучшем случае, средний. Зерна немного пережарены, пенка жидковата, пропорции не соблюдены. Но пить кофе здесь, в Ехо, так неожиданно и необычно, что он кажется непревзойденным шедевром. Спасибо вам за угощение.

Я достал из Щели между Мирами еще одну чашку капучино, для себя. Закурил. И окончательно перестал понимать, где мы с Магистром Шаванахолой находимся. Вроде бы, в Мохнатом Доме, в самом центре Ехо. Но кофе и сигареты. Но обсуждение качества пенки. И одновременно ненадолго связавшие нас общие интересы — Миры Мертвого Морока, с которыми, надо думать, будет разбираться Лойсо. Вроде бы, он отнесся к этой идее с большим энтузиазмом… А теперь еще Незримая Библиотека, оказавшаяся наваждением — тоже, надо понимать, общий интерес. Впору спрашивать не «где мы?», а «кто мы?». И уж на этот вопрос у меня точно не найдется ответа.

— А Незримая Библиотека — это была просто приманка для меня? — наконец спросил я. — Чтобы я узнал про Миры Мертвого Морока и загорелся идеей уничтожить эту пакость?

— Вы очень правильно все понимаете, — кивнул Магистр Шаванахола.

_________________________________________________

В чем, собственно, состояло удовольствие?[]

Проснулся я часа за два до заката. Это означало, что собираться на службу можно неторопливо и с удовольствием. Проблема в том, что, оставшись один, я тут же перестал понимать, как распорядиться такой роскошью. Моюсь я быстро, бреюсь еще быстрее, одеваюсь, не глядя. И завтракать мне обычно совершенно не хочется. Разве только чашку кофе из Щели между Мирами достать и выпить, не покидая постели. Но и это прекрасное дело отнимает, в лучшем случае, десять минут; в сумме с мытьем, бритьем и одеванием едва набирается полчаса. После чего задаешь себе вопрос: а в чем, собственно, состояло удовольствие? И не находишь ответа.

В поисках дополнительных наслаждений я отправился вниз, в гостиную. Думал, может быть, Хейлах и Хелви сидят там за камрой с пирожными. Я был бы только рад. Это же сколько дней, получается, мы с ними не разговаривали по-человечески? Дюжину? Две?

Сновидения Ехо. Мастер ветров и закатов[]

Book 41 MasterVetrovIZakatov.jpg

Ощущать себя конченым придурком – тоже не сахар, особенно прямо с утра[]

Поприветствовав столь прекрасное начало дня приличествующими случаю трудновоспроизводимыми сочетаниями малоупотребительных слов, я побрел в бывшую Малую Летнюю кухню, а ныне подсобное помещение, куда обычно стаскивают остатки наших аскетических ночных пирушек в гостиной и прочие собранные по всему дому съестные припасы. Надеялся обрести там если не павший жертвой наведения порядка волшебный бальзам, то хотя бы холодные остатки вчерашней камры. От чашки кофе сейчас было бы больше толку, но добыть кофе в этом Мире можно только колдовством – сунув руку в Щель между Мирами, откуда лично я способен извлечь абсолютно все, что угодно, по крайней мере теоретически.

Вообще-то этот фокус уже давным-давно перестал казаться мне сложным. В нормальном состоянии я проделываю его почти машинально. Но спросонок, да еще и не в духе в Щель между Мирами мне лучше не лазать, это я твердо уяснил несколько лет назад, когда как однажды после очередной бессонной ночи извлек оттуда ядовитую жабу. Еще и ловить ее потом пришлось по всему дому. И руку от ожога лечить. И ощущать себя конченым придурком – тоже не сахар, особенно прямо с утра.

_________________________________________________

Прятать руку совершенно не обязательно, но я так привык[]

Мне как-то рассказывали, что в Куманском Халифате принято оставлять подносы с едой и напитками во всех комнатах дома, включая пустующие – для невидимых духов Красной пустыни, которые не то чтобы в таком уж восторге от человеческой пищи, зато чрезвычайно ценят внимание и заботу и при случае платят за них сторицей. Прекрасный обычай! Но не переезжать же из-за этого в Куманский Халифат вот прямо сейчас, даже не позавтракав. Мда, круг замкнулся.

Впрочем, для человека, способного достать из Щели между Мирами все что заблагорассудится, отсутствие завтрака – беда поправимая. Уже ради одного этого стоило изучать Истинную Магию. Она хоть и может свести с ума не хуже уандукской, которой Джуффин меня давеча стращал, зато если проявишь стойкость, в один прекрасный день сможешь получить чашку кофе на любом краю Вселенной, не интересуясь, выращивают его тут или нет.

В Мире кофе, кстати, даже в виде дикорастущего сорняка отсутствует. И до сих пор никому в голову не пришло исправить роковую ошибку местной природы. Чем все эти толпы могущественных чародеев были заняты на протяжение последнего миллиона – или сколько там было в их распоряжении – лет, ума не приложу.

А камра, при всей моей симпатии к этому напитку, кофе не заменит. Как я тут выживал в первое время, неведомо. Я – мученик и герой.

Но после того как сэр Маба Калох научил меня добывать все необходимое из Щели между Мирами, с героизмом и тем более мученичеством было покончено раз и навсегда. Вот о чем я думал, с удовольствием прихлебывая капучино, извлеченный буквально из-под подушки, под которую мне пришлось сунуть руку, чтобы как следует сосредоточиться на процессе. Опытные мастера говорят, на самом деле прятать руку совершенно не обязательно, но я так привык.

_________________________________________________

Внебрачный сын мятежного Магистра, съеденного живьем без соли[]

Ты всегда легко учился сложным вещам и намертво застревал на пустяках. Даже камру варить толком так и не выучился. Несмотря на наши с Мабой нечеловеческие усилия.

– Просто у меня не было мотивации. Какой смысл возиться, когда можно в любой момент получить готовую, наилучшего качества? Да еще и кофе из Щели между мирами достать. Так что камра – не проблема. Зато все остальное…

– Что ты имеешь в виду?

– Всю остальную Очевидную Магию, которая теперь разрешена законом. Я же на самом деле очень мало умею, ты знаешь. Просто не успел выучиться. Вечно находилось что-нибудь более важное. И ты говорил: «Это ерунда, потом, успеется». И теперь на фоне бурно колдующих горожан я буду выглядеть довольно бледно. Плакала моя былая репутация. И твоя заодно. Все же знают, что я твой протеже. Внебрачный сын мятежного Магистра, собственноручно съеденного тобой живьем без соли, или сперва убитый, а потом воскрешенный демон-людоед с дальней окраины Вселенной – что там еще обо мне поначалу болтали? И вдруг такое позорище.

_________________________________________________

Если кто-то думает, будто я просто люблю пускать пыль в глаза, он совершенно прав.[]

Мы-то как раз особо не кутили, но все равно так и вышло. Для начала мы дружно проспали. И никто не прислал нам зов, чтобы осведомиться, куда мы подевались. Даже Трикки Лая не разбудили и не потребовали срочно явиться в Дом у Моста, где без него, разумеется, все давным-давно пропало. По крайней мере, когда я около полудня спустился в гостиную, громогласно проклиная все на свете – не потому что так уж плохо себя чувствовал, а просто в качестве любимой утренней разминки – он сидел на диване и растерянно оглядывался по сторонам, как и положено человеку, только что проснувшемуся в незнакомом месте.

– Это вы почему ругаетесь? – осторожно поинтересовался он.

Я задумался. А действительно, почему?

– Потому что жизнь прекрасна и удивительна, – наконец сказал я. – И кто-то должен уравновешивать это невыносимое счастье своим дурным настроением. В моем доме этот кто-то обычно я сам. Нельзя перекладывать ответственность за равновесие Мира на своих гостей.

Потом я угощал их с Меламори завтраком, причем не заказанным как обычно в ближайшем трактире, а добытым из Щели между Мирами. Если кто-то думает, будто я просто люблю пускать пыль в глаза, он совершенно прав. Очень люблю. Особенно когда есть возможность блеснуть перед людьми, которые только что у меня на глазах кормили иллюзорными пирогами заспанное чудище, настолько ужасное при ярком дневном свете, что я даже не рассмеялся, увидев на его ногах тряпичные домашние туфли, зеленую и голубую. Уж не знаю, где они с Меламори нашли эти сокровища, у меня таких отродясь не водилось. Но на то и Мохнатый Дом, сколько в нем ни живи, а неисследованных комнат и неизведанных шкафов, до отказа набитых удивительными предметами непонятного происхождения, на твой век хватит.

_________________________________________________

Вдруг я – не тот?[]

– Нет, конечно. Просто думал, что вы гораздо проницательней всех остальных вместе взятых. И если вдруг я – не тот, за кого меня все столь любезно принимают, вы это сразу увидите. И вряд ли промолчите. А я ничего не хочу об этом знать. Потому что…

– Дырку над тобой в небе, сэр Макс, – озадаченно промолвила она. – С какой стати ты вдруг «не тот»? Из какой щели между Мирами ты выцарапал эту безумную идею?

– Даже не знаю, – честно сказал я. – Не то чтобы я старался сочинить себе проблему позаковыристей. Но она все равно откуда-то взялась в моей голове. Просто столько всего случилось за последние годы. Джуффин рассказал, будто я появился на свет из-за его колдовства, но от этого мои воспоминания о детстве и юности, проведенных в другом мире, вовсе не перестали быть менее достоверными. И шрам на руке от ожога горящим бензином – веществом, которого здесь, в Мире, вообще нет – по-прежнему все тот же шрам, и плечо, сломанное, когда мне было двенадцать лет, по-прежнему ноет, если я неловко что-нибудь ухвачу, и книги, на которых я вырос, вполне себе объективно существуют в той реальности, где были написаны, время от времени я даже встречаю людей, которые их тоже читали...

_________________________________________________

Сейчас Макс каааак проснется! И всем полный конец обеда![]

– А потом я увидел всю эту компанию в окне, – сказал Мелифаро. – Трикки мне помахал, я зашел, подождал их в гостиной, понял, что спускаться никто не собирается, и отправился к ним сам. Захожу, и тут Меламори говорит: «Сейчас Макс каааак проснется! И всем полный конец обеда!» И мы заржали. Но это, оказывается, была не шутка, а страшное пророчество. Я потрясен.

– Правильно ли я понимаю, что неприятность случилась по моей вине? – внезапно спросил Базилио. И драматическим шепотом уточнил: – Означает ли это, что меня сегодня так и не покормят?

Вот теперь рассмеялся и я. Но оказался единственным бессердечным злодеем. Все остальные, включая моего защитника Дримарондо, бросились утешать бедное голодное чудовище, адресуя мне укоризненные взоры.

За это я прогнал их в гостиную. Но вместо того, чтобы добыть себе кофе из Щели между Мирами и насладиться наконец блаженным одиночеством, почему-то вскочил, быстро оделся и отправился за ними. Иногда я бываю чертовски непоследователен. Но тут уж ничего не поделаешь.

_________________________________________________

Светло-красный, прозрачный, под названием «клубничный компот»[]

– С таким нетерпением я ждал разве что в раннем детстве, – говорил Король. – Особенно очередного визита посланника Куманского Халифа. Какие сладости он привозил, знали бы вы! С возрастом я стал к ним вполне равнодушен, но свой тогдашний восторг запомнил навсегда. Сэр Макс, вы уже догадываетесь, к чему я веду?

– Во всяком случае, если вы пожелаете меня съесть, я приложу все усилия, чтобы постараться вам в этом не препятствовать, – вежливо ответил я.

Король рассмеялся.

– Так далеко не зайдет! Вы мне нужны живым и здоровым. В частности, потому, что все эти годы я с нежностью вспоминал напитки, которые вы любезно доставали из Щели между Мирами в конце нашего совместного визита на Муримах. Помните?

Я начал понимать.

– Что именно вам тогда понравилось? Чай? Кофе? Какао?

– Все напитки были прекрасны. Но особенно мне запомнился такой светло-красный, прозрачный, под названием «клубничный компот». Я предлагаю сделку, сэр Макс. Мои придворные не станут пичкать вас камрой, приготовленной по старинному дворцовому рецепту – той самой горькой бурдой, которой в городе пугают непослушных детей. А вы за это добываете этот ваш клубничный компот и отдаете его мне. Ну и другие напитки не помешают, но ими я вполне готов делиться. Мы в полной безопасности: я распорядился запереть дверь, и начальник службы охраны не прибежит проверять, что за отравой вы тут меня пичкаете.

– Ого! – Джуффин изумленно покачал головой. – Вы теперь можете запереться в приемной с посетителями? Невероятное достижение.

– Не то слово, – усмехнулся Король. – Ломаю понемногу старые порядки. Еще лет сто, и я смогу делать невообразимые вещи. Например, есть бутерброды в спальне, посещать Квартал Свиданий в сопровождении всего лишь одного личного телохранителя и играть в «Крак» с кем пожелаю, а не только со специально обученными придворными в звании Королевского Товарища для Игр. Мое правление войдет в историю как великая битва за гражданские права царствующих особ, и потомки станут благословлять меня каждое утро – за кружкой камры, присланной из трактира, а не безнадежно испорченной по старинным рецептам моих непритязательных предков.

Пока Гуриг вдохновенно вещал, я успел добыть из Щели между Мирами не только литровую кружку клубничного компота, но и эспрессо для себя, и чай с лимоном для Джуффина, который обычно косится на кофе с таким видом, словно в младенчестве деревенская гадалка предсказала ему мучительную смерть от этого напитка. А к чаю на удивление лоялен – вот и поди его пойми.

_________________________________________________

– Это Старший Помощник Придворного Профессора овеществленных иллюзий,[]

– затараторил Базилио. – Он специально пришел со мной познакомиться, потому что обо мне, оказывается, рассказывают удивительные вещи. Представляете, сэр Макс?!

– Примерно представляю, – вздохнул я. И поспешно добавил: – Я очень рад. И ни за что не стал бы вас беспокоить, если бы не древняя традиция этого дома подавать всем гостям разнообразные волшебные напитки, которые я добываю из другого Мира. Вот так!

Быстренько сунул руку под ближайшее кресло, извлек из Щели между Мирами очередной кувшин клубничного компота и торжественно водрузил его на стол. Тщательно замаскированное Величество наградило меня таким взглядом, что я впервые в жизни ощутил себя спасителем отечества. Очень странное, надо сказать, чувство: как будто все дела на тысячу лет вперед, включая неотложные сегодняшние, уже сделаны, осталось быстренько посетить торжественную церемонию открытия собственного памятника, а потом – только возлежать на лаврах. Можно с книжкой.

– А вы посидите с нами, сэр Макс? – спросил Базилио. И тоном коварного соблазнителя добавил: – Мы решаем интересные задачки!

В принципе этого вполне достаточно, чтобы я пулей вылетел вон. Меня спас Король. Ласково сказал чудищу: «У сэра Макса полно дел, дружок. Поэтому придется нам с тобой его отпустить».

_________________________________________________

Куда ни плюнь, везде ты. Во сне и наяву, перед смертью и после…[]

– Да не было никакой смерти, – улыбнулся я. – Просто переход между Мирами. С непривычки вполне можно перепутать.

– Надо было предупредить, – сердито сказала она.

И была совершенно права.

Я спрятал руку под полой своего лоохи, выудил из Щели между Мирами чашку кофе. Очень хотел, чтобы кофе оказался с коньяком и, судя по запаху, все получилось. Протянул ей:

– Подарок от нашей трансцендентальной транспортной компании. Каждому выжившему грузу. В смысле, пассажиру.

– Господи, здесь и кофе есть, – изумилась она.

– Чего нет, того нет, – честно сказал я. – Приходится добывать колдовскими методами. Я, собственно, магией только ради этого всерьез занялся.

Сновидения Ехо. Слишком много кошмаров[]

Book 42 SlishkomMnogoKoshmarov.jpg

На край света. То есть, в кухню[]

После такого её заявления все присутствующие имели полное право и дальше наслаждаться жизнью. В смысле, изумлённо распахнув рты, пялиться на девицу, в которую превратился Базилио. А вот мне пришлось собрать волю в кулак и заняться исполнением своих хозяйских обязанностей.

С напитками в моём доме дело обстоит так: либо они уже благополучно откуда-нибудь взялись и стоят на столе, либо на столе ничего путного нет, и тогда приходится совершать чудеса. От самого простого — добыть нечто экзотическое из Щели между Мирами — до почти невозможного: отправиться в кухню и что-нибудь там найти. На последнее моего могущества хватает крайне редко. Но ради такой гостьи грех не расстараться.

Поэтому я как миленький встал и бодро пошёл на край света. То есть, в кухню.

_________________________________________________

Всякий человек должен уметь себя накормить[]

— Хочешь сказать, эти юные балбесы до сих пор не научились создавать еду, способную просуществовать хотя бы четверть часа? — изумилась леди Сотофа. — Не связывайся с ними, детка, вот тебе мой совет. Учись готовить сама. Ну, то есть, в твоём случае — колдовать. Всякий человек должен уметь себя накормить, это самый необходимый базовый навык, гарантирующий независимость от окружающих и обстоятельств. Все мои ученицы с этого начинают. А уж стоять у плиты, или колдовать, каждый решает сам. Взять того же сэра Макса

Все зачем-то посмотрели на меня. Как будто никогда прежде не видели.

— Пожрать он любит, а готовить — ни в какую, — продолжала леди Сотофа, — Поэтому научился таскать еду из Щели между Мирами. И это правильный подход. Еда из иного Мира — лучшая диета для всякого колдуна. Но тебе она, к сожалению, тоже не подойдёт. Слишком уж плотная и материальная, даром что добыта неведомо откуда.

— Пока Базилио будет учиться, я могу создавать для него… для неё совсем крошечные тортики, — сказал Трикки Лай. — На один укус. Не вижу никаких препятствий.

И тут же продемонстрировал своё умение. Взмахнул рукой, пробормотал короткое заклинание, и на стол плюхнулся торт настолько огромный, что всех нас можно было в нём утопить.

_________________________________________________

Етидрёный хряп[]

— Что-то стряслось? — спросил я. — Или ты просто решил, что я слишком хорошо живу? И пришёл подвергнуть меня пыткам? В смысле, разбудить?

— Етидрёный хряп, — приветливо ответствовал Джуффин. И, сжалившись, добавил: — Я зашёл посмотреть, как тут у вас дела. Нашёл два неподвижных тела в гостиной, понял, что всё в порядке. И заметь, даже не стал тебя будить. Решил, что для начала можно просто вероломно сожрать твой завтрак, а там — как пойдёт.

— Сожрать мой завтрак? — удивился я. — Где ж ты его взял? В доме шаром покати.

— Как — где? Принёс с собой. Я же знал, куда иду.

— Принёс с собой?!

Я наконец осознал, что стоящий в траве кувшин — фирменный, из «Обжоры Бунбы». Следовательно, камра там самая что ни на есть распрекрасная. Практически лучшая в столице. А это означает, что лезть в Щель между Мирами за напитками мне всё-таки не придётся. По крайней мере, не прямо сейчас. Удивительно удачно начинается день.

— Погоди секунду, — попросил я.

Вылез в окно, прихватив с собой кухонный табурет. Уселся напротив оккупированного Джуффином кресла, принял из его рук кружку с камрой, сделал глоток. Сказал:

— Наверное, «етидрёный хряп» — не просто смешная брань, как я всё это время думал, а могущественное заклинание, исполняющее самые потаённые мечты. Надо бы почаще его произносить, раз так.

— Если потаённые, то лучше не надо, — совершенно серьёзно посоветовал Джуффин. — Я бы на твоём месте так не рисковал.

— Ладно, не буду.

Если дать мне с утра кружку превосходной горячей камры и при этом не требовать немедленно куда-то бежать, я становлюсь на диво сговорчив.

— Это наверное самое своевременное угощение в моей жизни, — сказал я, ненадолго оторвавшись от кружки. — Я как раз мучился выбором: послать зов в ближайший трактир или лезть в Щель между Мирами за кофе? В первом варианте слишком долго ждать результата, для второго я ещё недостаточно проснулся. Хрен знает что спросонок вытащить могу. И счастье, если оно будет не очень живое. Хочется провести какое-то время без скитающихся по дому чудовищ. Просто для разнообразия.

_________________________________________________

Я всё-таки редкостный лентяй[]

— Ладно, — кивнул Малдо, вытягиваясь на одеяле. — Тогда я, если ты не против, тут пока поваляюсь. Устал сегодня. Ребята ужинать пошли, а я внезапно понял, что возможность лежать и не шевелиться ни на какую еду не променяю.

— А руку до рта донесёшь? Или это чрезмерная нагрузка?

— Пожалуй, не чрезмерная. Но в чём смысл такого упражнения?

— В донесённой до рта руке случайно может оказаться кусок чего-нибудь прекрасного, — объяснил я. — Например, пирога. Всякое, знаешь ли, случается.

И полез в Щель между Мирами в надежде, что на сей раз обойдётся без дюжины чужих поломанных зонтов. Я до сих пор иногда достаю их вместо утреннего кофе, и поделом: всякое мастерство нуждается в ежедневных тренировках, а я всё-таки редкостный лентяй, пока не припечёт по-настоящему, пальцем не пошевелю.

_________________________________________________

Абсолютная монархия в Соединённом Королевстве[]

Сэр Шурф — человек проницательный. Поэтому увидев, какое непростое выражение приобрело моё лицо, он снова уселся в своё кресло и, дождавшись окончания моих недолгих Безмолвных переговоров, спросил:

— Что там ещё у тебя стряслось?

— Абсолютная монархия в Соединённом Королевстве у меня стряслась, — сердито сказал я.

— А. Король желает срочно тебя видеть?

— Именно. Джуффин сказал, чем скорее, тем лучше.

— С каждым может случиться, не переживай.

— Да я не то чтобы переживаю. А просто жрать хочу, аж в глазах темно.

— Что хочешь, как раз полбеды. Беда, что после столь длительного пребывания на Тёмной Стороне тебе это жизненно необходимо, — нахмурился он. — И я тебя накормить уже не успею, пока приготовят, пока принесут, Его Величество вконец изведётся. Мой тебе совет, добудь хоть что-нибудь из Щели между Мирами и съешь это немедленно, если возможность и дальше твёрдо стоять на ногах тебе дороже интересной бледности и вдохновенного блеска в глазах, который, поверь мне, не столько признак возвышенного образа мыслей, сколько предвестник скорого обморока.

Чего я действительно не люблю, так это вдохновенно падать в обмороки. Поэтому на пороге Замка Рулх, где уже ждал меня Джуффин, я появился, бодро вгрызаясь в эскимо. Совершенно верно, на палочке. Никогда не узнаешь, чего тебе по-настоящему хочется, пока не полезешь в Щель между Мирами со смутным запросом «чего-нибудь пожевать».

— Это что? — деловито спросил шеф.

— Секретное магическое оружие, при помощи которого я надеюсь захватить власть в Соединённом Королевстве, — не моргнув глазом, объявил я.

_________________________________________________

Так уж всё удачно совпало[]

Никогда в Соединённом Королевстве не было так хорошо, как при Его Величестве Мёнине. Всё вдруг пришло к почти недостижимому идеалу: климат, урожаи, отсутствие эпидемий, мир на границах, невиданное умягчение нравов, стремительное развитие и популяризация наук, включая, разумеется, магию. Список можете продолжить сами. Всё это при том, что Мёнин уделял очень мало внимания государственным делам. Несравнимо меньше, чем другие монархи до и после него. Но это оказалось совершенно неважно. Соединённым Королевством правил счастливый Король, каждая минута жизни которого была заполнена интереснейшими делами, удивительными дружбами, магическими экспериментами, путешествиями между Мирами, подвигами и приключениями. И страна расцвела — просто за компанию с ним. Образно говоря, жизнь в государстве— это большая всеобщая пляска, а Король — музыка, задающая ритм и настроение. А какие мы при этом принимаем законы, делаем ошибки и одерживаем победы — дело десятое.

Я не нашёлся, что ответить. Только кувшин клубничного компота из Щели между Мирами достал. В надежде, что этот мой добрый поступок принесёт всем нам тёплую зиму или, скажем, неожиданный расцвет изобразительного искусства — это уж как повезёт. Мне совсем несложно способствовать процветанию Соединённого Королевства: Его Величество Гуриг Восьмой без ума от этого грешного компота, а я умею его добывать. Так уж всё удачно совпало.

_________________________________________________

Художник не должен быть голодным[]

Вместо душераздирающих признаний я спросил:

— Время-то у тебя есть? Или уже надо бежать?

— Мне бы сейчас пожрать, а не бежать, — улыбнулся он. — Всех ребят прогнал завтракать, а сам тут застрял: то одно, то другое… Думал прямо здесь чего-нибудь перехватить, и вдруг ты объявился. Угостишь меня едой из другого Мира? Это же не трудно?

— Вообще не вопрос.

Я забрался в амобилер и выразительно похлопал ладонью по соседнему сидению:

— Добро пожаловать в трактир! Здесь удобней, чем на земле сидеть.

И полез в Щель между Мирами в надежде, что судьба будет милосердна к Малдо Йозу и пошлёт ему что-нибудь более съедобное, чем зонтик или холодный уличный хот-дог. И чтобы при этом добычу удобно было есть в походных условиях, так что раскалённый котёл с супом вряд ли подойдёт.

Малдо, надо думать, родился в рубашке. Ну или в скабе, с поправкой на местную моду. По крайне мере, горячий мясной пирог, который я для него добыл, благоухал так, словно приготовивший его повар долго и успешно обучался нашей угуландской кулинарной магии. Сам бы сожрал, не делясь, но художник не должен быть голодным. Только это соображение меня и остановило.

_________________________________________________

Призвание к Истинной магии или есть, или нет[]

— Это правда, к сожалению. Призвание к Истинной магии или есть, или нет. Ни от каких личных достоинств это, как я понимаю, не зависит, от желания — тем более. И распределяется, похоже, методом лотереи. На кого само свалилось, тот и молодец.

— Знаю, — кивнул он. И, помолчав, добавил: — Но не верю. Не персонально тебе, а просто не верю в такую несправедливость. И никогда не поверю, хоть стреляй.

Вместо того чтобы стрелять, я извлёк из Щели между Мирами ещё один пирог. У каждого свой способ обезоружить противника. Мой — один из самых эффективных, с набитым ртом не очень-то поговоришь.

_________________________________________________

Придётся самому ставить эксперимент.[]

Вернувшись в комнату, где хранились запасы Кель-круальшата, я первым делом достал из кармана лоохи кисет. В таких нормальные люди обычно носят трубку и табак, а я — сигареты, добытые из Щели между Мирами. Там ещё оставалось две штуки — приятный сюрприз, я-то думал, запасы мои давно вышли. Переложил их в другой карман, а кисет доверху набил сверкающим голубым порошком.

Пелле Дайорла, всю дорогу сверливший меня скорбным взглядом профессора, раздосадованного, что ему битый час пришлось распинаться перед безнадёжным двоечником, удивлённо моргнул.

— Это ещё зачем? — спросил он. — На экспертизу потащишь?

— Таскал уже, — отмахнулся я. — Ничего, кроме названия всё равно не выяснил. Придётся самому ставить эксперимент.

_________________________________________________

Призрак Пелле Дайорла наносит Максу визит[]

— Я проснулся, значит утро, — твёрдо сказал я. — Возражения не принимаются. Так что там у нас с могилами? Сколько я успел осквернить? И когда? Думаю, мне следует об этом знать.

— Ты присвоил моё имя, — укоризненно заметил призрак.

Правда уже без прежнего энтузиазма.

— Такое вполне могло случиться, — согласился я, сканируя окрестности в поисках бальзама Кахара.

Ничего из этой затеи, естественно, не вышло. Я, конечно, очень могущественный колдун. И даже местами великий герой. Но борьбу за право хранить полезные для здоровья напитки в собственной постели неизменно проигрываю.

Поэтому пришлось лезть под подушку за кофе. В смысле, добыл-то я его из Щели между Мирами, но с точки зрения стороннего наблюдателя, из-под подушки, куда спрятал руку, чтобы сосредоточиться на процессе. Говорят, прятать её совершенно не обязательно, но меня так учили, и я привык.

— Это как же ты так? — изумлённо спросил призрак. — У тебя что, чашка стояла под подушкой? И не перевернулась, пока ты спал? Вот это да!

Сновидения Ехо. Вся правда о нас[]

Book 43 VsyaPravdaONas.jpg

Яблочный Пирог — именно так, с большой буквы[]

Меламори и Шурф переглянулись.

— По-моему, он над нами издевается, — сказала она.

— Издеваюсь, — подтвердил я. — Хочу, чтобы в этом доме снова лились слёзы. Мне понравилось… Ладно, ладно, не смотрите на меня так! Тоже мне, почётные члены братства вечно голодных людоедов.

Я сунул руку под стол, вернее, в Щель между Мирами и вытащил оттуда яблочный пирог. Вернее, Яблочный Пирог — именно так, с большой буквы. Просто я точно знаю, где пекут самые крутые во Вселенной яблочные пироги. И время от времени их оттуда таскаю. Хозяин, надеюсь, не против; в любом случае, пока я там жил, его пироги исчезали в моей пасти с куда большей скоростью. А теперь совсем изредка, не о чем говорить.

_________________________________________________

Утро моё обычно начинается с магии,[]

да не какой-нибудь Очевидной, а с Истинной, чтобы мало не показалось. Но не потому что я такой уж пижон, просто утренний кофе приходится добывать из Щели между Мирами. Это единственный доступный мне способ разжиться чашкой кофе, ни малейшего намёка на который в этом прекрасном Мире, увы, нет. А камра, при всех её достоинствах, не слишком способствует мгновенному пробуждению. А за бальзамом Кахара вечно приходится идти в кухню, куда его с упорством, достойным лучшего применения, относят при уборке. Зато Щель между Мирами всегда под рукой. Ну и кофе соответственно тоже. Благодаря ему, в гостиную я обычно спускаюсь, приняв человеческий облик. Это довольно важно, когда живёшь не один.

_________________________________________________

Мне нужно не утешение, а возможность немедленно всё исправить[]

Какое-то время я слонялся по дому, замышляя лютые злодейства. В смысле, прикидывая, нельзя ли прямо сейчас кого-нибудь разбудить. И вовсе не потому, что я так уж люблю мучить людей, просто спросонок в бедную мою голову лезли мысли, одна мрачнее другой. Самый простой способ от них избавиться — с кем-нибудь поболтать.

Есть, впрочем, и специальные магические приёмы, но проку от них немного, потому что они рассчитаны на помощь другим. А самого себя спасать полагается старыми добрыми дедовскими методами: волей и разумом, постом и молитвой, медитацией и психоанализом. Ещё можно почитать книжку, в идеале, увлекательный детектив. Но художественной литературы ни в Соединённом Королевстве, ни вообще нигде в Мире нет, и это самый большой недостаток нашей здешней жизни.

Впрочем, возможности таскать книги из Щели между Мирами никто не отменял. Так что на самом деле беда не в отсутствии детективов, а во мне самом. Просто я уже отвык утешаться таким способом. И любым другим способом тоже. Джуффин совершенно прав, мне нужно не утешение, а возможность немедленно всё исправить, даже когда её нет.

Особенно когда её нет.

_________________________________________________

Разговор с леди Сотофой[]

пошёл мне на пользу и придал мужества. Настолько, что я наконец отправился домой и позавтракал. Ну, то есть, как — позавтракал. Выпил полкружки камры и чашку кофе, добытую из Щели между Мирами. Некоторое время разглядывал остальную еду, но так и не испытал к ней интереса. Отвращения, впрочем, тоже не испытал, а это хороший признак. Значит, есть надежда, что к моменту визита в «Свет Саллари» я проголодаюсь. И буду вести себя там, как всегда. В смысле, жрать, что дают. И нахваливать от всего сердца.

_________________________________________________

Тарелки для битья добывай сам[]

— Очень хорошо, — сказал Джуффин. — Как минимум, это красиво… Сэр Макс, если ты не согласен с моей позицией, тарелки для битья добывай сам из Щели между Мирами, я ими пока не обзавёлся, прости. Ждите меня тут. Оба. Я скоро… Ну, скажем так, в какой-то момент я определённо вернусь.

И исчез. А мы остались в его кабинете. Я мрачно разглядывал стену, стараясь вообще ни о чём не думать. Тщетно. Всё равно прикидывал: а что если найти тело спящего Дигорана Ари Турбона и как-нибудь этак хитро его заколдовать? Чтобы продолжал дрыхнуть и видеть сны… ну хотя бы лет триста. Примерно столько у нас живут нормальные люди. В смысле, не могущественные колдуны. Всё честно.

_________________________________________________

В Малом Секретном Переговорном Зале[]

Ничего удивительного. Мы сидели в Малом Секретном Переговорном Зале, расположенном между Королевской спальней и покоями Сонных Телохранителей, уже без малого три часа. Страшно подумать, сколько клубничного компота я за это время добыл из Щели между Мирами на радость страстно влюблённому в него Гуригу Восьмому. На третьем-четвёртом литре даже самый могучий организм запросит пощады, какой бы божественный нектар в него ни заливали. Просто до сих пор Его Величество не успевал дойти до стадии пресыщения. Потому что наш Король — самый занятой человек в стране, да и мне вечно надо куда-то бежать. И тут вдруг всё так удачно совпало: Король отменил все текущие дела, включая обед, в связи с чрезвычайной ситуацией в столице, за которую худо-бедно сошёл наш внезапный визит, а мы с Джуффином засели у него в ожидании Нумминориха, так надолго застрявшего в спальне начальницы Сонных Телохранителей, что впору было начинать о нём беспокоиться.

_________________________________________________

Заклинание называется «одеяло»[]

«Я так понимаю, ты ещё в Саллари?» — спросил он.

«Правильно понимаешь, — согласился я, лязгая зубами от холода. — Слушай, а есть такое заклинание, чтобы быстро согреться? Какое-нибудь попроще, чтобы ты сейчас объяснил, и я сразу научился?»

«Самое доступное тебе заклинание называется «одеяло» и извлекается из Щели между Мирами максимум за минуту. Хотя мне кажется, в последнее время ты справляешься гораздо быстрей».

«Ну точно! — восхитился я. — А заклинание для молниеносного возвращения к жизни называется «горячий кофе» и добывается ровно тем же методом. Гениально. А я спросонок не сообразил».

«Спросонок? — изумился Джуффин. — Ты что, улёгся там спать?»

«А почему нет? Обстановка располагает. Тут даже деревья дрыхнут без задних ног. И море рядом шумит, и камни, представляешь, тоже шумят, как море. Полдела, к тому же, сделано. В глубине души я надеялся, что вторая половина дела придёт ко мне сама и, к примеру, предложит подушку. Законы гостеприимства, то-сё… Но, похоже, зря. Ладно, сейчас согреюсь и отправлюсь её искать».

«Хорошее дело», — откликнулся Джуффин. И замолчал.

Я тоже помалкивал, потому что как раз сосредоточился на Щели между Мирами. С ней такая трудность: прежде, чем добудешь нужную тебе вещь, надо более-менее чётко представить, откуда именно ты её сейчас утащишь. Ну или не представить, а увидеть это место таким, каково оно есть — где-то бесконечно, недостижимо далеко и одновременно вот прямо тут, под рукой. До сих пор точно не знаю, как на самом деле работает это колдовство: то ли воля мага буквально из ничего создаёт в каком-нибудь потаённом кармане Вселенной склад, полный полезных вещей, то ли мы всё-таки грабим совершенно конкретные, реально существующие лавки, кафе и частные квартиры. Я склоняюсь ко второй версии: не зря же в моей прежней жизни было так много совершенно необъяснимых пропаж. Приятно думать, что причиной тому не патологическая рассеянность, а магический круговорот вещей во Вселенной.

_________________________________________________

Женюсь, это решено.[]

И мы вместе будем придумывать, какие ужасные сновидения на всех вас напустить. Леди пока явно не хватает артистической разнузданности — подумаешь, какой-то трактирщик, международный убийца с разноцветными лицами, нашла чем удивить. Ничего-ничего, я займусь её образованием, и скоро жителям Ехо будет на что посмотреть. Начнём с чего-нибудь простого и обаятельного, вроде нашествия зелёных демонов гнева. Надеюсь, Меламори успеет нас проконсультировать прежде, чем удерёт в этот свой дурацкий Арварох…»

«Хотел бы я знать, что успели добавить в твой кофе прежде, чем ты вытащил его из Щели между Мирами».

Я прямо видел, с каким облегчением шеф сейчас ухмыляется, сидя у себя в гостиной, за тысячи миль отсюда.

«Так бы и сказал, что собираешься положиться на вдохновение, — добавил он. — Что левая пятка прикажет, то и сделаешь. По-моему, отличный план».

_________________________________________________

Стоит попробовать, как сразу хочется ещё[]

— Во сне я встречалась с Дигораном Ари Турбоном, — сказала Нур Иристан, проворно забираясь под импровизированный навес из одеяла. — Не представляю, что ты с ним сделал, но он и правда больше не нуждается в моей помощи. И вообще ни в чьей. А просто живёт. Как будто действительно родился человеком, а не спит здесь на берегу. И его выдуманные друг, сестра и племянница тоже живут и не собираются исчезать. С виду люди как люди, не знала бы, ни за что бы не догадалась, кто они на самом деле. Это так здорово! Я хотела, чтобы у Дигорана Ари Турбона всё получилось. Очень его люблю.

— Придержи одеяло, — попросил я.

Спрятал руку под полой лоохи, залез в Щель между Мирами, добыл там себе чашку горячего кофе. Потом ещё одну. Протянул её Нур Иристан, которая смотрела на мои манипуляции, распахнув рот. Сказал:

— Это волшебный напиток из другого Мира. Волшебство заключается в том, что он ужасно горький и противный, но стоит попробовать, как сразу хочется ещё. По доброй воле от добавки ни за что не откажешься. И в этом смысле он, конечно, очень похож на саму жизнь.

Она недоверчиво покачала головой, но кофе выпила залпом. Скривилась и попросила ещё. Вот это, я понимаю, мужество.

Сновидения Ехо. Я иду искать[]

Book 44 YaIduIskat.jpg

У каждого Великого Магистра должны быть неизрекаемые тайны[]

– И сорок семь прошений о пересмотре заключений комиссии по выдаче лицензий на магическую деятельность лежат на моём столе ещё со вчерашнего вечера, – тоном смертника, диктующего своё последнее письмо потомкам, добавил Шурф. – А я в это время...

Он умолк, явно пытаясь подобрать более-менее пристойный аналог выражения «маюсь хернёй».

– А ты в это время сидишь на крыше, – подсказал я. – И собираешься пить непостижимый мистический чай, который зловещий я вот-вот, буквально с минуты на минуту достану для тебя из таинственной Щели между Мирами. Это только на первый взгляд кажется легкомысленным времяпрепровождением, а на самом деле, гораздо важней всех прочих твоих занятий. У каждого Великого Магистра должны быть неизрекаемые тайны, способные ужаснуть непосвящённых, иначе какой он, к лешему, Великий Магистр. Я решил, что внезапный побег ко мне на крышу в разгар рабочего дня– вполне себе неизрекаемая тайна. Особенно в сочетании с тонизирующими напитками из иных миров. Для начала точно сойдёт. А потом придумаем что-нибудь покруче.

Сэр Шурф посмотрел на меня с некоторым интересом. Такая постановка вопроса явно не приходила ему в голову.

Я спрятал руку под полой лоохи и достал из Щели между Мирами сперва старый зонт – просто для смеху, как в старые добрые времена, когда только начал осваивать этот полезный магический трюк, – потом какой-то неизвестный мне роман в бумажной обложке, специально чтобы порадовать Шурфа, который за любую книжку из другой реальности душу продаст, и наконец обещанную кружку чая. И кофе для себя. Гулять так гулять.

Гламитариунмайоха! – сказал я, поднимая свою чашку, как бокал с вином.

_________________________________________________

Культурные особенности малоизученной далёкой страны[]

Айсе, насколько я успел её изучить, такая позиция должна быть очень близка. Она и с бодрствующими людьми на моей памяти не особо церемонилась. Следовательно, проделывать со спящим могла всё что угодно. Но поди выясни правду теперь, когда бедняга давным-давно проснулся в собственной постели, на каком бы краю Вселенной она ни была.

И Абилат никогда не слышал, что суммонийские знахари умеют лечить во сне, – вспомнил я, свернув в первый попавшийся переулок.– Совершенно не удивлюсь, если это их достижение было сочинено на ходу. Ну а что, отличный беспроигрышный метод: не хочешь говорить правду, сразу ссылайся на культурные особенности какой-нибудь малоизученной далёкой страны. Сколько раз я сам объявлял добытые из Щели между Мирами сигары подарками друга из Шиншийского Халифата; впрочем, Джуффин пошёл ещё дальше, когда выдал меня за случайно попавшего в столицу Соединённого Королевства варвара из Пустых Земель, раз и навсегда закрыв любые вопросы по поводу всех моих странностей.

_________________________________________________

Магия – истинное спасение для лентяев вроде меня[]

Утешенный обещанием неминуемых бед, я высыпал в сверкающий новенький, оптимистически вместительный, но удручающе пустой таз всю мелочь, какая нашлась в карманах, и ушёл, не предприняв даже формальной попытки отыскать Карвена, к которому у меня теперь было столько вопросов, что лучше, пожалуй, даже не начинать. Потом. Всё потом.

Больше всего на свете я сейчас хотел оказаться на своей крыше. И посидеть там в полном одиночестве с чашкой кофе, специально извлечённой из Щели между Мирами, чтобы не заходить за камрой в гостиную. Иногда магия – истинное спасение для лентяев вроде меня.

Устроить всё это было проще простого. Шаг – и я уже дома. На крыше. Один, как и хотел.

_________________________________________________

Просто потому, что люблю устраивать шоу[]

Айса пыталась сохранять унылую невозмутимость, и это ей даже отчасти удалось – пока я не спрятал руку под полой лоохи и не принялся вытаскивать оттуда кружки и стаканы с напитками, время от времени перемежая их игрушечными медведями, разноцветными бумажными гирляндами и зонтами, мокрыми от далёких, в какой-нибудь иной Вселенной прошедших дождей. Было время, когда я доставал всю эту ненужную ерунду из Щели между Мирами нечаянно, по неопытности, а теперь – совершенно сознательно, просто потому, что люблю устраивать шоу.

Судя по тому, с каким восторгом смотрела на меня Айса, шоу удалось на славу. Она даже продегустировать мою добычу решилась – правда, после очень долгих колебаний, но это я как раз могу понять, как никто.

_________________________________________________

Девичьи слёзы[]

Впрочем, в итоге она всё равно разревелась. И конечно не умерла. Зато я изрядно растерялся. Девичьи слёзы сами по себе – дело житейское, к ним я давно привык. Однако от некоторых людей как-то не ожидаешь, что они станут плакать, ни при каких обстоятельствах. И не продумываешь заранее, как вести себя в этом случае. А зря.

– Ну слушай, – наконец сказал я. – Далась тебе эта кейифайская медицина. Человек не может иметь способности ко всему сразу. Я например тоже не знахарь. И не буду им никогда. И камру сварить мне гораздо труднее, чем из Щели между Мирами что-нибудь достать. И музыкантом, даже плохоньким, хоть убей не стану. И, кстати, из бабума никого не застрелю. Даже на расстоянии вытянутой руки промахнусь, проверено.

– Зачем тебе бабум, когда ты Смертным Шаром можешь кому угодно в лоб залепить? – сквозь слёзы спросила Айса.

Ладно, по крайней мере, снова перешла на «ты». Мало что так способствует установлению тёплых дружеских отношений, как признание в каких-нибудь слабостях, я не раз замечал.

– Могу, – согласился я. – Но заметь, мои Смертные Шары не убивают, а только подчиняют волю. Была бы ты на моём месте, уже небось рыдала бы: а-а-а, я ничтожество, никого не могу убить!

_________________________________________________

– А то вы сами никогда не играли на желание,[]

– усмехнулся он. – Выигравший придумывает задание, проигравший его выполняет. Базилио, добрая душа, велела мне забраться на крышу и проверить, нет ли тут вас, потому что прекрасно знает, как я люблю компот, который вы добываете из Щели между Мирами. А прямо попросить вас позаботиться о госте стесняется. Чрезмерная деликатность – её единственный недостаток.

– Поначалу этот недостаток был огромным достоинством, – сказал я, пряча руку под ближайшую подушку. – Мы все чрезвычайно высоко ценили деликатность Базилио, пока не убедились, что это жуткое чудище действительно не кусается, а на это ушло довольно много времени. По-моему, часа полтора... Держите!

И поставил перед ним стакан клубничного компота. Будь нашим Королём какой-нибудь сластолюбивый тиран и безответственный изверг, он уже давно затеял бы очередную гражданскую войну за право навек запереть меня в подвалах Замка Рулх ради промышленных поставок любимого напитка. А просвещённым монархам в этом смысле, конечно, гораздо трудней: приходится довольствоваться нашими сравнительно нечастыми встречами. Да и тогда не требовать, а изящно намекать.

– У меня тут ещё и полбутылки жёлтого Шихумского случайно завалялось, – сказал я. – По-моему, ничего особенного, но говорят, огромная редкость. Не хотите попробовать?

Король непроизвольно поморщился.

– Спасибо, – вежливо сказал он. – Я знаю это вино. Поэтому предпочёл бы не разделять с вами неземное блаженство внезапной дегустации.

– Оно вам кажется горьким? – осенило меня.

– Скорее терпким. Хуже, чем неспелые плоды йокти – усмехнулся Король. – Не забывайте, сэр Макс, быть довольным собой и жизнью – мой первостепенный долг.

Вместо ответа я достал из Щели между Мирами второй стакан клубничного компота. Какая-никакая, а всё-таки гуманитарная помощь узнику монаршего долга. С компотом быть довольным жизнью куда как легче, чем без него.

– Спасибо, – поблагодарил Гуриг.

_________________________________________________

По крайней мере, это было не сладко[]

Карвен. Зря он бегает пешком, а не Тёмным Путём. Я уже тоже устал. И не ел... слушай, по моим ощущениям, я вообще никогда в жизни ничего не ел.

– То-то же! – злорадно сказал я.

И извлёк из Щели между Мирами, своевременно обнаружившейся прямо у меня за пазухой, довольно увесистый пирог. Не знаю, с какой начинкой, потому что отдал его Нумминориху, а тот уничтожил добычу буквально за несколько секунд. И потом довольно неуверенно описывал вкус: «По крайней мере, это было не сладко... не очень сладко... хотя...» Вот как проголодался.

Счастье, что я уже давно занимаюсь хищением продуктов питания и прочих жизненно важных вещей из иных вселенных. И так натренировался, что теперь могу буквально на бегу выполнять роль передвижной полевой кухни, спасая от голодных обмороков всех, кому повезло оказаться рядом.

И себя за компанию.

_________________________________________________

Это почти бомборокки[]

Я спрятал руку в карман, чтобы сподручнее было залезть в Щель между Мирами, достал оттуда бутылку тёмного рома, такую пузатую, что порвал лоохи, когда её вытаскивал. Поставил на стол, сказал:

– Это почти бомборокки. На мой вкус, что-то среднее между дешёвой подделкой и так называемым «крепким капитанским», которое более-менее ничего. Гуляйте, счастливчики. Хорошей ночи. Я побежал.

А по дороге – если один-единственный шаг можно считать дорогой – я успел подумать, что счастливая пьяная Кекки, которую угораздило внезапно по уши втюриться в магию, это всё-таки очень добрый знак. Лично для меня. А мне как раз очень надо. И значит, всё будет хорошо.

Сновидения Ехо. Сундук мертвеца[]

Book 45 SundukMertvetsa.jpg

До скончания века[]

– Просто бедняга успел привыкнуть к сигарам и очень без них тосковал, пока меня не было в Ехо, – объяснил я. – Абилат говорит, Кристаллы Утешения килограммами ему прописывал, но не то чтобы радикально помогло. А взять эти грешные сигары негде, только меня попросить. Обучить Бубуту добывать нужные вещи из Щели между Мирами я точно не возьмусь. И сэр Маба Калох тоже не возьмется, я спрашивал. Он даже почти не смеялся, решил, что я не в себе. Значит придется снабжать Бубуту сигарами до скончания века, а что делать? Я же сам его ним пристрастил.

_________________________________________________

Отдохнуть от статридцатидвухчасового рабочего дня[]

– Да почему же, вполне представляю. Твои амбиции слишком велики, чтобы их можно было удовлетворить обычным признанием заслуг. Тебе подавай ежедневные изменения Мира – в твоем вкусе, по твоим лекалам и при твоем деятельном участии. Но радикальное изменение одной отдельно взятой чужой картины мира тоже сойдет. Иногда. Разнообразия ради.

Я не стал спорить с этим утверждением. Во-первых, сэр Шурф Лонли-Локли знает меня лучше, чем я сам, и это не комплимент его проницательности, а просто житейский факт. А во-вторых, грех это – спорить с человеком, который явился к тебе среди ночи специально чтобы отдохнуть от примерно статридцатидвухчасового рабочего дня. Все что можно сделать с таким несчастным – вытащить на крышу, достать из Щели между Мирами кружку чая с ромом, который он любит больше, чем все остальные напитки вместе взятые, и рассказать, что у тебя происходит. Да и то при условии, что твои дела идут более чем неплохо. Жаловаться в такой момент на проблемы это, пожалуй, даже хуже, чем спорить по пустякам.

_________________________________________________

Это горе надо срочно залить[]

– Это горе надо срочно залить, – сказал я. – Например, кофе. Давно я о нем не вспоминал. Если составишь мне компанию, могу добыть тебе чаю. И вообще всего, что пожелаешь. Хотя с таким поваром, как твой, мои шансы соблазнить тебя напитками из иных Миров невелики, это я и сам понимаю.

– Ну, чаю-то от орденского повара не дождешься ни при каких обстоятельствах, – резонно заметил Шурф. – Хотя я иногда думаю, что если ты достанешь из Щели между Мирами листья этого замечательного растения и дашь мне подробную инструкцию, результат может превзойти самые радужные ожидания.

– Почему нет, – кивнул я. – Этим сейчас и займемся. Давно я из Щели между Мирами ничего не таскал!

– Чай для меня ты доставал не далее как минувшей ночью.

– «Минувшей ночью» – это и есть давно. Она же уже минула.

– А что по твоим меркам «недавно»?

Я задумался. Не хотел обманывать его в столь важном вопросе. Наконец сказал:

– Максимум – полчаса назад. Только не спрашивай меня: «Как жив-то до сих пор?» Я тоже не знаю. Наверное, просто потому, что меня пока никто не проклинал.

– Подозреваю, это как раз вполне бессмысленное занятие, – усмехнулся мой друг. – Как ни старайся, ты не заметишь, что проклят, а если даже заметишь, тут же на что-нибудь отвлечешься, и пиши пропало. Напрасный труд. Я бы, пожалуй, не взялся.

Говорю же, он знает меня лучше, чем я сам.

Я только успел достать из Щели между Мирами чашку чая для Шурфа, как выражение его лица неуловимым образом переменилось; раньше я таких вещей в упор не видел, а теперь почти всегда замечаю, если моего собеседника отвлекли Безмолвной речью. И сейчас сразу понял, что кофе мне придется пить в одиночестве. Ничего не поделаешь, такова специфика дружбы с Великим Магистром. Магический Орден в этом смысле ничем не лучше специнтерната для трудных подростков: если целых полчаса обошлось без происшествий, директору, считай, крупно повезло.

_________________________________________________

Из щели – не между Мирами[]

Отработанным жестом я достал из щели – не между Мирами, всего лишь между жесткой диванной спинкой и почти такой же жесткой подушкой – бутылку с бальзамом Кахара, сделал совсем маленький глоток, буквально несколько капель, чтобы бодрости хватило на ближайшие полчаса, а потом можно было завалиться спать дальше, убедился, что мое домашнее лоохи все еще более-менее похоже на одежду, распахнул настежь ведущее на крышу окно и сказал:

– Привет.

_________________________________________________

В тяжелой работе над твердым тупым предметом[]

Без Истинной магии в тяжелой работе над твердым тупым предметом собой, разумеется, не обойтись. То есть натурально не представляю, что бы я делал, если бы не научился добывать кофе из Щели между Мирами. Все-таки вкус кофе действует на меня, как смесь кристаллов радости и смирения на обычных безобидных безумцев. Меня-то кристаллами не проймешь, мне подавай привычную жидкую горечь и черноту, из которых я всякий раз невольно строю мост в те далекие времена, когда ничего кроме вкуса кофе у меня толком не было.

_________________________________________________

На крыше было хорошо,[]

как, впрочем, всегда. Очередной восхитительно пасмурный летний день, бледное небо, затянутое тучами, теплый ветер и чашка кофе, которую я добыл из Щели между Мирами, благо этого запредельного магического действия не страшусь даже по утрам. Может быть, кстати, зря. Всегда есть некоторый шанс извлечь оттуда вместо завтрака какую-нибудь ядовитую гадину, вроде арварохского зайца клец. Мне же потом придется за ней по всему городу гоняться. А изловив, войти в ее положение, накормить, утешить, забрать домой и усыновить.

_________________________________________________

«Как будто я тут самый умный»[]

Все что я мог сделать в такой ситуации – вылезти на крышу, достать из Щели между Мирами чашку черного кофе и выпить его залпом, представляя, что случайно добыл коньяк; не то чтобы это помогло, но хотя бы рассмешило. А потом поиграть с собой в игру под названием «Как будто я тут самый умный». В смысле обдумать все, что я успел увидеть, услышать и узнать за последние дни. Порой это нелепое в моем исполнении занятие приносит неожиданный результат. Все-таки когда живешь в магическом мире, рассчитывать на чудо – вполне рациональный подход.

_________________________________________________

Пятнадцать человек…[]

– Все, – сказал Джуффин, когда я появился на пороге его кабинета. – По крайней мере, на сегодня – точно все. Пятнадцать человек…

– На сундук мертвеца, – машинально продолжил я.

– Что?!

– Песенка такая. Пятнадцать человек на сундук мертвеца, йо-хо-хо, и бутылка рому!

– Чего-чего бутылка?

– Рому. Ром – что-то вроде недорогого бомборокки. Я его, кстати, из Щели между Мирами не раз добывал, и тебе, точно помню, доставалось попробовать. И песенка как раз тоже пиратская… Извини, увлекся. Так приятно говорить о всякой ерунде вместо того, чтобы перейти к делу! Пятнадцать человек – это ты на Темную Сторону столько отвел?

– Да. Пятерых, включая Мелифаро, с утра, а остальных собрал вместе и повел толпой, чего тянуть.

_________________________________________________

Advertisement